эссе…искусство любить



Эрик Фром: «Искусство любить»

Введение

«…Чем больше знание о предмете, тем больше любовь…» Парацельс

Данная книга принесет разочарование тому, кто ожидает доступной инструкции в искусстве любви. Эта книга, напротив, ставит целью показать, что любовь – не сентиментальное чувство, испытать которое может каждый человек. Автор хочет убедить читателя, что все попытки любви обречены на неудачу, если последний не стремиться более активно развивать свою личность в целом. Любовь не может быть достигнута без способности любить своего ближнего, без истинной человечности, отваги, веры и дисциплины. В культуре, где эти качества редки, обретение способности любить обречено оставаться редким достижением.

Первый вопрос, с которым мы сталкиваемся в книге, — «является ли любовь искусством?». Автор не пытается навязать нам свою точку зрения, он лишь пытается объяснить, что любовь требует знания, усилия. Мы можем с ним согласиться, а можем остаться при своем мнении.

Основная часть

Для большинства людей проблема любви состоит в том, чтобы быть любимым, а не в том, чтоб любить, уметь любить. Значит, сущность проблемы для них в том, чтобы их любили, чтобы они возбуждали чувство любви к себе. К достижению этой цели они идут несколькими путями: обретение социального статуса, поддержание привлекательности, выработка хороших манер и т.д. Очевидно, что для большинства людей нашей культуры умение возбуждать любовь это, в сущности, соединение симпатичности и сексуальной привлекательности. Люди думают, что любить просто, а вот найти подлинный объект любви, — или оказаться любимым этим объектом, — трудно.

Эта установка имеет несколько причин, коренящихся в развитии современного общества. Одна причина в большой перемене, произошедшей в двадцатом веке в отношении выбора „объекта любви». В викторианскую эпоху, как и во многих традиционных культурах, любовь не была в большинстве случаев спонтанным, личным переживанием, которое затем должно было вести к браку. Полагали, что любовь, начнет развиваться с того времени, как брак будет заключен. В наше же время, во время рыночных отношений дела обстоят иначе. Вся наша культура основана на жажде покупать, на идее взаимовыгодного обмена. Человеческие любовные отношения следуют тем же образцам, которые управляют и рынком. Мужчина и женщина являются друг для друга добычей, своего рода товаром в красивой упаковке с определёнными свойствами, которые популярны и искомы на личностном рынке.

Одно из заблуждений, ведущих к убежденности, что в любви ничему не надо учиться, состоит в смешении первоначального чувства влюбленности с перманентным состоянием пребывания в любви. Так, двое чужих людей, вдруг, позволяют разделяющей их стене рухнуть, этот момент единства станет одним из самых волнующих переживаний в их жизни. Это чудо близости часто случается легче, если любовь начинается с физической близости и удовлетворения. Однако такого типа “любовь” по своей природе недолговечна. Два человека узнают друг друга лучше и лучше, а их близость всё более и более утрачивает чудесный характер. Такая “любовь” свидетельствует только об их одиночестве.

Так, автор дает нам понять, что любовь – это искусство, такое же, как искусство жить; если мы хотим научиться любить, мы должны поступать точно так же, как нам предстоит поступать, когда мы хотим научиться любому другому искусству, например, музыке, живописи, столярному делу и т.д. А чтобы овладеть искусством, нужно не только овладеть теорией, но и практикой. Овладение искусством должно стать предметом наивысшего сосредоточения; не должно существовать в мире ничего более важного, чем это искусство. Но, к сожалению, в нашей культуре, почти всё иное считается едва ли не более важным, чем любовь: успех, престиж, деньги, власть. А все эти атрибуты нужны для возбуждения чувства любви других людей. И так, замкнутый круг.

Одна из важнейших глав книги посвящена теории любви. В ней, Э.Фром говорит о любви, как об ответе на проблему человеческого существования.

Осознавая себя, человек осознает собственное одиночество и собственную отделенность, беспомощность перед силами природы и общества. Он понимает, что он пришел в этот мир не по своей воле и вопреки своей воли уйдет из него; что он может уйти раньше, чем те, кого он любит, или они раньше его.

Английский прозаик Моэм писал: «все мы узники башни одиночества». Человек стал бы безумным, если бы он не мог освободиться из этой тюрьмы, покинуть её, объединившись в той или иной форме с другими людьми. Таким образом, глубочайшую потребность человека составляет потребность преодолеть свою отделенность, покинуть тюрьму своего одиночества.

Во все времена во всех культурах перед человеком стоит один и тот же вопрос: как преодолеть отделенность, как достичь единства, как выйти за пределы своей собственной индивидуальной жизни и обрести единение. Этот вопрос оставался тем же и для примитивного человека, остается и для современного. Вопрос остается тем же самым, а вот ответы различны. На этот вопрос можно ответить поклонением животным, людскими жертвами, погружением в роскошь, аскетическим отречением, одержимостью работы, художественным творчеством, любовью к богу и любовью к человеку. Но нужно признать, что если не брать в расчет небольшие различия, существует ограниченное число ответов на этот вопрос. История религии и философии – это история этих ответов, их разнообразия и их ограниченности.

Ответ в определенной степени зависит от уровня индивидуальности, достигнутой человеком. С развитием цивилизации, человеку всё сложней находить новые пути преодоления отделённости. Один из путей достижения этой цели – все виды оргиастических состояний. Они могут иметь форму транса, в который человек может вводить себя сам или с помощью наркотиков. Не только наркотики могут вызвать такой эффект, но и сексуальное удовлетворение, а также алкоголь. В определенном смысле, это естественная и нормальная форма преодоления отделенности и частичный ответ на проблему изоляции. Но иногда сексуальное удовлетворение становится отчаянной попыткой избежать тревоги, порождаемой отделенностью, и в результате ведет к еще большему увеличению этого чувства, поскольку сексуальный акт без любви никогда не может перекинуть мост над пропастью, разделяющей два человеческих существа. Разве что на краткий миг.

Одним из решения проблемы отделенности может быть объединение людей в группы. Большинство людей даже не осознают своей потребности в приспособлении. Они живут с иллюзией, что они следуют своим собственным идеям и наклонностям, что они оригинальны, что они приходят к своим убеждениям в результате собственного раздумия и что это просто так получается, что их идеи схожи с идеями большинства. Поскольку все же существует потребность чувствовать некоторую индивидуальность, то такая потребность удовлетворяется при помощи незначительных отличий. Единение посредством приспособления не бывает сильным и бурным. Оно осуществляется тихо, диктуется шаблоном и именно по этой причине часто оказывается недостаточным для усмирения тревоги одиночества. Случаи алкоголизма, наркомании, эротомании и самоубийств в современном западном обществе являются симптомами этой относительной неудачи в приспособлении. Более того, этот выход из проблемы затрагивает, в основном, ум, а не тело, и потому он не идет ни в какое сравнение с оргиастическим решением проблемы.

Единение, достигаемое в созидательной работе, не межличностно; единение, достигаемое в оргиастическом слиянии, — преходяще; единение, достигаемое приспособлением — это только псевдо-единение. Следовательно, они дают только частичные ответы на проблему существования. Полный ответ — в достижении межличностного единения, слияния с другим человеком, в любви.

Желание межличностного слияния — наиболее мощное стремление в человеке. Это наиболее фундаментальное влечение, это сила, которая заставляет держаться вместе членов человеческого рода, клана, семьи, общества. Неудача в его достижении ведет к безумию или уничтожению — уничтожению себя и других. Без любви человечество не могло бы просуществовать и дня.

Заключение

И так, зрелая любовь – это единение при условии сохранения собственной целостности, собственной индивидуальности. Любовь – это активная сила в человеке, сила, которая рушит стены, отделяющие человека от его ближних; которая объединяет его с другими; любовь помогает ему преодолеть чувство изоляции и одиночества; при этом позволяет ему оставаться самим собой, сохранять свою целостность. В любви имеет место парадокс: два существа становятся одним и остаются при этом двумя.

Любовь — это активность, а не пассивный аффект, это помощь, а не увлечение. В наиболее общем виде активный характер любви можно описать посредством утверждения, что любовь значит, прежде всего, давать, а не брать.

Давание — это высшее проявление силы. В каждом акте давания я осуществляю свою силу, свое богатство, свою власть. Такое переживание высокой жизнеспособности и силы наполняет меня радостью.

Кроме элемента давания действенный характер любви становится очевидным и в том, что она всегда предполагает определенный набор элементов, общих всем формам любви. Это забота, ответственность, уважение и знание.

Любовь — это активная заинтересованность в жизни и развитии того, что мы любим. Где нет активной заинтересованности, там нет любви.

Кроме того, Э. Фром говорит о любви не только, как о всеобщей жизненной потребности, но и как о более специфической, биологической потребности: желание единства мужского и женского полов.

Мужчина и женщина обретают внутреннее единство только в единстве своей мужской и женской полярности. Эта полярность составляет основу всякого созидания.

К сожалению, в реальном мире не редко встречаются отклонения в любви. Чаще всего причины невротического развития — это последствие нехватки материнской и отцовской любви в детстве или же наоборот, её переизбыток. Идеально, когда материнская и отцовская любовь имелась в равном соотношении, когда любви не было слишком много или слишком мало.

Обязательно нужно упомянуть о том, что любовь это не обязательно отношение к определенному человеку; это установка, ориентация характера, которая задает отношения человека к миру вообще, а не только к одному «объекту» любви. Если человек действительно любит какого-то другого человека, то он любит всех людей, он любит мир, любит жизнь. Если он может сказать кому-то “я люблю тебя”, он должен быть способен сказать “я люблю в тебе все”, “ люблю благодаря тебе весь мир, я люблю в тебе самого себя”.

Мысль, что любовь — это ориентация, которая направлена на все, а не на что-то одно, не основана, однако, на идее, что не существует различия между разными типами любви, зависимыми от видов любимого объекта.

Любовь должна по существу быть актом воли, решимостью полностью соединить жизнь с жизнью другого человека

Любовь к кому-то это не просто сильное чувство, — это решимость, это разумный выбор, это обещание.

Любовь не является результатом адекватного сексуального удовлетворения, сексуальное счастье – даже знание так называемой техники – это результат любви.

Любовь возможна, только если два человека связаны друг с другом центрами существования, а значит каждый из них воспринимает себя из глубины своего существования.

Любовь – это постоянный риск, это состояние не отдыха, а движения, роста, работы сообща; наличие гармонии и конфликта, радости и печали является вторичным по отношению к основному факту, что два человека чувствуют полноту своего существования, в единстве друг с другом каждый обретает себя, а не теряет. Есть только одно доказательство любви: глубина отношений, жизненность и сила каждого из любящих: это плод, по которому узнается любовь.

Как не парадоксально, но способность оставаться наедине с собой является условием способности любить. Каждый, кто пытается оставаться наедине с собой, убедится, как это трудно.

Чтобы любить и быть любимым, необходима отвага, отвага считать определенные ценности достойными высшего внимания, а также отвага ради этих ценностей ставить на карту всё.

Любить значит довериться, отдаться полностью в надежде, что твоя любовь возбудит любовь в любимом человеке. Любовь это акт веры, и кто имеет мало веры, тот имеет и мало любви.

Ныне огромное число людей находится в парадоксальной ситуации — они наполовину спят, когда бодрствуют, и наполовину бодрствуют, когда спят или хотят спать. Быть полностью бодрствующим это условие того, чтобы не скучать самому и не заставлять скучать других, — и конечно же, не скучать и не быть скучным для другого — это одно из главных условий любви. Быть действенным в мысли, в чувстве, активно видеть и слышать на протяжении всего дня, избегать внутренней лени, то ли в форме откладывания чего-то на потом, то ли в форме спланированного пустого времяпровождения, — это обязательное условие для практикования искусства любви. Способность любить требует состояния напряжения, бодрствования, повышенной жизнеспособности, которые могут быть результатом только созидательной и активной ориентации во многих других сферах жизни, если кто-то не созидателен в других сферах, он не созидателен и в любви.

Э. Фром убежден, что признание абсолютной несовместимости любви и «нормальной» жизни правильно только в абстрактном смысле. Принцип, лежащий в основе капиталистического общества, и принцип любви — несовместимы. Но современное общество в своем конкретном проявлении представляет собой сложный феномен.

Если правда, как автор пытался показать, что любовь это единственный здравый и удовлетворительный ответ на проблему человеческого существования, то любое общество, которое исключает развитие любви, должно, в конце концов, погибнуть от того, что оно противоречит основным потребностям человеческой природы. На самом деле, говорить о любви — это не «проповедь» по той простой причине, что это значит говорить о высшей и истинной потребности каждого человеческого существа.



Яндекс.Метрика