шпора ВШЭ



Материал для подготовки к экзамену

по

Институциональной экономике.

Подготовили студенты 3его курса 2002-2003г.

Москва, июнь, 2003

Содержание:

1. Определение института. Функции. Институты и организации.3

3. Инст. Структура общества. Формальные и неформальные институты. Сравнение механизмов принуждения.11

4. Внешние и внутренние институты14

5. Понятие трансакционных издержек. Трансакционные и трансформационные издержки15

6. Виды трансакционных издержек и средства их минимизации16

7. Трансакционные издержки, возникающие в ходе подготовки и при заключении сделки (ex ante).17

8. Трансакционные издержки после заключения контракта (ex post).18

9. Основные принципы и понятия контрактного права, основные параметры контракта20

10. Понятие совершенного (полного) контракта и причины неполноты реальных контрактов22

11. Проблемы реализации неполных контрактов23

12. Неблагоприятный отбор25

13. Моральный риск- билет26

14. Юридическая классификация контрактов (классический, неоклассический, отношенческий контракты).30

16.Товарищество (по Эггертсону, с. 180 в англ. версии).32

17. Закрытое акционерное общество (по Эггертсону, с. 181 в англ. версии).33

19. Общество, основанное на взаимности (ООВ, mutuals)33

20. Неприбыльная организация (non-profit organization, НПО)34

21. Проблема отделения собственности от контроля в организациях различных типов34

22 Неоклассическая теория фирмы, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости (по вопросам 22 – 25, 27 – 29 Hart (1989))36

23. Теория принципал – агент.37

24 Подход Коуза к природе фирмы (теория трансакционных издержек), его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости38

25. Теория Алчиана-Демсеца, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости39

26. Модель Барцеля, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости40

27 Подход Уильямсона, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости40

28. Подход к фирме как к ядру контрактов, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости (Jensen, Meckling).41

29. Подход теории прав собственности, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости.(О.Харт)42

30. Теория неполных контрактов (разбор Модели Гроссмана-Харта)42

31. Внешние механизмы обеспечения дисциплины менеджеров.44

32. Внутренние механизмы обеспечения дисциплины менеджеров.45

33. Создание эффективных прав собственности (Herschel Grossman)45

34-35. Проблема тонкого ограничения прав собственности и недоопределенность прав собственности.47

36. Права собственности в неоклассической теории48

37. Определение и характеристики системы прав собственности.49

38. Классификация прав собственности49

39. Проблемы связанные с коллективной собственностью и собственностью открытого доступа50

40. Виды гарантий прав собственности50

42. Права собственности в обществах без государства51

41. Концепция остаточных прав и остаточных эффектов (а где концепция остаточного контроля и остаточного дохода) (RESIDUAL CLAIMS AND RETURNS)54

43. “Наивная” теория.56

44. Теория “групп интересов”.60

45. Теория “поиска ренты”.62

46. Расширенная производственная функция Дженсена-Меклинга.65

51. Теории государства66

52. Модель стационарного бандита МакГира-Олсона.67

53. Информационные издержки в модели Дензау-Менгера69

54. Государство как дискриминирующий монополист в модели Финдли-Вилсона70

55 Новая теория государства: причины существования бюрократического аппарата и проблема «принципал — агент» в системе бюрократического аппарата71

56 Феномен технологической и институциональной зависимости от предыдущего пути развития (Arthur (1996)), David (1985), проблема институциональных ловушек.72

58. Типы институциональных изменений. Издержки импорта институтов. (202-212)73

59 Факторы институционального разнообразия по Ольсону75

1. Определение института. Функции. Институты и организации.

Любой институт — экономический, социальный, культурный — есть, по определению Дугласа Норта, правило игры в обществе.

Разные определения.

Институты как коллективные действия.

Под институтами понимаются конкретные игроки, действующие в рамках тех правил, которые заданы в обществе. Джон Коммонс: институты как организационные механизмы достижения коллективных целей = организации.

Институты как правила игры. (Норт, Гурвиц)

В большинстве своем институты существуют отдельно от конкретных индивидов, представляя собой скорее правила игры, нежели конкретных игроков.

Институты как равновесия. (Шоттер)

Институты представляют собой (институциональные) равновесия, реализующиеся в некоторого рода играх (в стандартной повторяющейся координационной игре).

Выводы этого подхода:

1) допустимо существование нескольких равновесий и, соответственно, несколько альтернативных институтов могут быть потенциально реализованы. Это множество равновесий может содержать, а может и не содержать Парето-оптимальные точки и Парето-доминируемые соглашения.

2) модель позволяет выделить по крайней мере одну причину стабильности неэффективных институтов: в силу того, что стратегии, характеризующие институт, являются равновесными, отклонение от следования даже неэффективному институту для произвольного агента не является выгодным.

3) даже если Парето-оптимальное решение достигается, и формируется эффективный институт, динамический процесс достижения равновесия может оказаться столь длительным, что сам по себе будет являться источником неэффективности.

Три основные функции институтов:

Рамочное регулирование деятельности агентов посредством ограничения набора доступных альтернатив, минимизирующее количество конфликтных ситуаций, обеспечить механизм компенсации ущерба или достижения взаимовыгодных результатов путем координации действий.

Минимизация затрат на осуществление сделок. Институты позволяют людям давать достоверные обязательства по выполнению обещаний и тем самым достигать эффективных результатов.

Обучение. Организация процесса передачи информации путем формального или неформального обучения правилам.

Основные черты институтов.

Обеспечение предсказуемости экономических отношений. То есть обеспечение предсказуемости результатов определенной совокупности действий (т.е. социальной реакции на эти действия) и таким образом привносит в экономическую деятельность устойчивость. Следование тому или иному институту позволяет рассчитывать на некий результат с поддающимися оценке затратами на его достижение.

Свойство наследования. Институты наследуются благодаря присущему им процессу обучения.

Наличие системы стимулов. Стимулы могут носить как негативный характер (наказание), так и позитивный (вознаграждение). Стереотип поведения, не подкрепленный системой стимулов, представляет собой рутину.

Обеспечение свободы и безопасности агентов. Совокупность жестких институтов задает рамки, в пределах которых ты свободен в действиях, и тебя не накажет закон. Мягкие институты определяют рамки, в пределах которых ты свободен в действиях, и тебя не накажет общественное мнение.

Сокращение трансакционных затрат. Посредством влияния на структуру и величину трансакционных издержек институты вместе с технологиями определяют результаты экономической деятельности.

СООТНОШЕНИЕ ИНСТИТУТОВ И ОРГАНИЗАЦИЙ.

Примеры:

Например, на последней странице журналов “Эксперт”, “КоммерсантЪ-Weekly” размещены объявления о продаже фирм. Но подразумевают они продажу не фирмы как таковой, а готовой институциональной формы для нее, чтобы желающий создать фирму не тратил времени на освоение вопроса, как ему это сделать, а просто купил имеющуюся скорлупу для фирмы. Однако бывает, что какая-то организация создается впервые, и тогда она не вкладывается в заранее заготовленную форму некого института. Например, подобное имело место, когда возникали первые тресты и синдикаты. Тот же картель первоначально институтом не являлся. Это было просто объединение ряда фирм с целью контроля рынка сбыта сахара. Постепенно действия сахарных фирм, которые объединились ради контроля рынка сбыта сахара, становились широко известны. Они обсуждались в печати, их обсуждали между собой предприниматели. Было уже известно, что такое объединение позволяет не допускать на рынок чужаков и получать на 20-40 % больше прибыли. Была уже известна форма, позволяющая это сделать, и известен результат. И все начали формировать картельные соглашения и отраслевые синдикаты. Т.е. возник институт — картель (он получил имя).

Первый институционалист Джон Коммонс вообще институты называл коллективными действиями, образующими рамками для действий индивидуальных. Т.е. он смешивал понятия “институт” и “организация”. Последующие институционалисты отделили коллективные действия от института и называют их организацией (так, например, делает Дуглас Норт).

Организация есть деятельность группы людей, преследующих определенную цель. Обычно в рамках определенного института неинституциализированная форма деятельности существует очень недолго. Она разовая, одномоментная. Если же групповая коллективная форма деятельности задержалась надолго, она уже выучена и наследуется. Если мы два-три-пять дней приходим, чтобы глядеть в потолок, то эта форма деятельности наследуется. Тогда возникают некоторые правила (пусть внутренние для нашей узкой группы), некоторые ограничительные рамки нашей деятельности, и, таким образом, наша организация превращается в институт.

Неинституциализированной может быть только совместная деятельность, когда люди собрались единожды и разошлись. Они ни о чем друг с другом предварительно не договариваются, а просто собираются вместе, охваченные единым порывом. Решение вкладывать деньги в ту или иную компанию или бросить город и ехать в деревню копать картошку может быть внутренним решением каждого, но чаще всего оно инспирировано чем-то извне. Скажем, чтобы инспирировать неинституциализированную организацию, типа стихийной демонстрации, достаточно запретить продажу водки. И мы сразу увидим организацию массового действия без всякой институциональной формы. Цель есть, и она осознается каждым.

ФОРМЫ ОРГАНИЗАЦИИ.

В истории известны три формы организации совместной деятельности людей ради общей цели:

— община;

— корпорация;

— ассоциация.

Община всегда оформлена мягким институтом; корпорация — как правило, жестким (а воровская корпорация может быть оформлена мягким институтом); ассоциация — и мягким, и жестким.

1) ОБЩИНА.

Община — это форма организации, при которой некоторое ограниченное число индивидов или над-индивидов (может быть община, построенная из фирм) объединяется, чтобы достичь единой цели. У каждого из членов общины одна и та же цель и один и тот же уровень реализации этой цели. Община, как правило, организуется равными участниками, одинаковыми по своим имущественным и производственным возможностям и, самое главное, полностью совпадающими по своей функции потребительских предпочтений (или по производственным изоквантам).

Община построена на отношениях взаимной помощи, когда каждый помогает другим в реализации одной и той же цели. Но на самом деле, любая ситуация, когда группа равных участников преследует некоторую цель во враждебном окружении, при высоком уровне внешней неопределенности, очень часто ведет к созданию общины при выполнении ряда условий. Каковы эти условия?

Это непосредственная реализация интересов каждого. Член общины никому не делегируют соблюдение своих интересов. Он сам следит, чтобы другой член общины не выделялся и был таким же, как он. Указанные отношения находят отражение в идеологии уравнивания — идеологии примитивного коммунизма. Выживание нашей общины основано на том, что мы, ее члены, уравниваемся, распределяем на всех равномерно природную или внешнюю случайность, осуществляем взаимное страхование. И, повторяю, каждый из членов общины непосредственно на себя возлагает и реализацию своих интересов, и контроль за этой реализацией. Он никому ничего не передоверяет. Как только начинается передоверение кому-то чего-то, община распадается. А пока существует внутренний контроль, пока круг участников ограничен, пока участники обладают достаточно полной информацией об интересах и поведении друг друга внутри общины, община существует. Итак, общине присуща если не полная (таковой в природе вообще не бывает), то относительно полная внутренняя информация о поведении ее членов и минимальная информация о внешних событиях. Иными словами, в общине очень велики и степень внутренней определенности, и степень внешней неопределенности.

Так были устроены первобытная и христианская общины. Институт общины был необычайно удобен для феодальной или полуфеодальной эксплуатации. А классический пример общины в XX в. — колхоз, т.е. община стала неким фундаментом и советского строя. Она выжила столь долго по очень простой причине: благодаря присущей общине круговой поруке, это была идеальная форма управления. Члены общины сами управляли друг другом, ими не надо было управлять извне. Например, из центра колхозу только сообщали объем урожая, который тот должен сдать государству, а уж сами колхозники решали, как им поделить оставшийся урожай между собой и выжить. Таким образом, проблема выживания являлась проблемой самих колхозников, а не руководителей области или района.

Интересно, что семья по своей сути близка к общине, однако в ней действует совершенно другой механизм. У семьи другие цели — выживание и воспроизводство человека. Вследствие этого основными отношениями становятся отношения между поколениями. Семья — отдельный и очень интересный раздел экономики, в котором изучается, в частности, экономика поколений и типы взаимоотношений в семье, связанные с этим.

Община может существовать не только на селе, но и в городе. В сфере потребления это, например, — организованный на общинном принципе кооперативный поселок, кондоминиум. Между прочим, когда в таком кондоминиуме оказываются люди с качественно разным доходом, возникают внутренние конфликты. Скажем, некто получил наследство и купил квартиру в богатом доме, где 1 кв. м стоит 2000 $. Вскоре ему сообщают, что он должен ежегодно отдавать в кондоминиум 20000 $ на содержание охраны, на обустройство зимнего сада и уход за ним и пр., и пр. Он отказывается, ибо у него таких денег нет. “Тогда зачем же ты купил здесь квартиру?” — изумляются соседи и устраивают ему обструкцию, вынуждая продавать квартиру. Т.е. кондоминиум работает эффективно, если его члены имеют относительно равный достаток. Тогда это — реальная община, тогда члены кондоминиума могут друг друга страховать, они чувствуют свое равенство с другими членами кондоминиума.

Что касается сферы производства, то здесь примером общины являются цеха. Цеховой строй существовал в европейских средневековых городах, но во многом сохранился и поныне. Так, и сегодня кое-где действует ограничение на число работников, которых предприниматель может нанять, потому что большее их число подорвет благосостояние других предпринимателей в данной отрасли. Это тоже некая система коллективного выживания, коллективной страховки. Но в каждом случае она основана на том, что у людей определенного круга примерно одинаковый имущественный статус и цели, что дает возможность предсказать их реакцию, их поведение. А как только их имущественный статус становится неравным, община распадается, она не может существовать. Вообще в наше время община не является устойчивым институтом.

Отношения предприятий в первые годы после гайдаровской реформы практически были общинными. Система неплатежей между предприятиями примерно с 1995 г. стала способом ухода предприятий от налогообложения. Но в 1991-94 гг. эта система неплатежей была просто системой взаимной поддержки, взаимной страховки директоров предприятий. Они поставляли друг другу необходимую продукцию без оплаты в виде практически безвозвратного кредита, рассчитывая, что при необходимости получат то же самое от других директоров, входящих в их круг. И эта система работала. Правда, она же привела к тому странному положению дел в российской экономике, когда взаимные долги предприятий в 3-4 раза превышают ВНП.

Возникновение по сути общинных отношений между предприятиями стало возможно потому, что предприятия не опасались друг друга. Они хорошо знали, на что каждое из них способно. Ведь понятно, скажем, что вагоностроительный завод не может “сожрать” железную дорогу — у него для этого нет финансовых средств. А вот между крупными банками и предприятиями общинные отношения не возникли, ибо предприятия понимали, что у банков возможности их “сожрать” есть. Между ними возникли скорее кабальные отношения.

Следует подчеркнуть, что общинная форма организации не связана, как утверждают марксисты, только с первобытнообщинным или феодальным строем. Например, профсоюзы (тред-юнионы), возникшие уже при капитализме, первоначально были организованы по цеховому принципу. Они боролись прежде всего за сохранение рабочих мест и цен на рынке труда, т.е. преследовали цели скорее общинные, нежели корпоративные.

2) КОРПОРАЦИЯ.

Чем корпорация отличается от общины? Во-первых, она больше. Во-вторых, она построена не на взаимной помощи (reciprocity), как община, а на перераспределении дохода (redistribution).

Примером корпорации служит город-государство. Феодальный строй был целиком корпоративен. Он основывался на том, что легитимному лидеру человек делегировал свою свободу и свои права, делегируя тем самым реализацию своих целей, и далее развивался не как свободный и равноправный член общины, а как член некой корпорации.

Корпорацией по своему внутреннему строению является фирма, если рассматривать ее, как совокупность контрактов не только между собственниками, но и между собственниками и наемными работниками. А если это крупная фирма с большим числом наемных работников, корпоративные отношения возникают уже внутри них самих. Они делегируют свои интересы фирме, нанимаясь в нее. Они пытаются продвинуться по служебной лестнице к вершине пирамиды, каковую представляет собой корпорация. Т.е. наряду с целью получать зарплату и увеличивать благосостояния, у них возникает еще и внутренняя цель — продвигаться и расширять свое влияние внутри той корпорации, в которую они включены.

Самой крупной корпорацией из когда-либо существовавших в мире была советская система во главе с КПСС. Любой гражданин СССР входил в нее и пытался в ней как-то продвинуться. Еще будучи октябренком, человек уже приносил ей клятву верности. Он полностью делегировал этой большой корпорации свои цели, т.е. сдавал свои интересы, уверенный, что она его не оставит, что даже в качестве младшего члена корпорации он сможет выжить.

Все упомянутые формы организации — община, корпорация и ассоциация — сами по себе не являются абсолютно хорошими или плохими. В конкретных обстоятельствах любая из них может быть либо развивающим, либо тормозящим фактором. На фоне общины, не обладающей потенциалом развития, корпорация, когда она возникла, представляла могучий механизм концентрации излишних ресурсов в одном месте и развития за счет них. Но корпорация всегда борется с каким-то внешним врагом. А если она превращается в нечто единственное, уникальное (как это происходит в тоталитарном государстве), обычно она становится экономически неэффективной.

Примеры экономически эффективных корпораций дает современная Япония. Там очень высок уровень корпоративного поведения. Такое поведение вошло в мягкие институты (т.е. в обычай). Японцу, поступившему на работу в какую-то фирму, свойственно думать не о своей зарплате, а о выживании фирмы, а фирма, в свою очередь, заботится о нем. Японские предприниматели смогли вовлечь массу мелких работников в решение стратегических проблем фирмы, заставили их заботиться о фирме и резко снизили уровень отлынивания от работы по сравнению, скажем, с американскими корпорациями. На этом основан японский успех.

Члены корпорации (в отличие от членов общины) не осуществляют свои интересы сами, они делегируют их осуществление кому-то вышестоящему, корпорации в целом. В корпорации индивидуальное не равно коллективному, оно полностью или в значительной степени поглощается коллективным. Причем это поглощение происходит и сообразно существующим обычаям и традициям страны, и противно этим обычаям и традициям.

Наконец, если община связана с наглядностью информации и относительной ее полнотой внутри своего круга, то корпорация связана с утратой ее членами всей информации, с отсутствием возможности осуществления и делегирования контроля. Человек вынужден доверять корпорации свои интересы, но сам он их уже не видит, не улавливает в этом большом контексте. Информационные связи в корпорации неявно разорваны. Поэтому корпоративная организация основана на очень тщательно проработанных процедурах. Всяческие уставы и прочие документы, предписывающие, как себя вести внутри корпорации, приобретают очень важное значение. Корпорации без процедур не существует, как не существует корпорации и без иерархии.

Рассмотрим японскую и американскую фирмы, которые организованы практически одинаково. И та, и другая — большие корпорации (10- или 20-тысячные). У них есть свои корпоративные принципы, культура, некие внутренние законы, по которым человек, вступающий в эту корпорацию, соглашается жить. Чем же они отличаются?

Япония — это Восток, а США — Запад, и жители этих стран отличаются разным уровнем индивидуализма. Японские и американские мягкие институты демонстрируют совершенно разный уровень индивидуальной лояльности корпорации, в которую человек вступил. Причем это утверждение справедливо в отношении сотрудника любого звена — и высшего, и среднего, и низшего.

В Японии (и вообще на Востоке) сотрудник корпорации будет пытаться развиваться внутри этой корпорации, не ориентируясь на то, что он перейдет со временем в другую. Переход в другую корпорацию очень тяжел. Он ставит на человеке клеймо изменника, отступника, хотя сейчас это, наверное, уже не так жестко. Тем не менее, для японца уйти из своей фирмы и развестись с женой — примерно одно и то же.

А в США человек, который постоянно переходит из одной корпорации в другую, рассылает свои Curriculum Vitae по разным фирмам, ищет новые business opportunities, воспринимается совершенно нормально. Да, когда он работает в некой корпорации, он ей лоялен. Но он все время ищет, где лучше. Он защищает свое Я, он вне корпорации, он ближе на самом деле к ассоциации. По своему поведению это — ассоциативный человек, который действует в корпорации.

Т.е. на Востоке корпоративные люди находятся внутри корпорации и действуют в ней. А на Западе ассоциативные люди (люди более свободные, люди гражданского общества) попадают в корпорацию и действуют в ней. Степень лояльности менеджеров своей корпорации в Японии и в США совершенно различна. Точно так же совершенно различна и степень обособленности внутри корпорации. В восточных корпорациях крайне редки открытые конфликты, а для западных корпораций это обычное дело. В американских корпорациях, например, очень часто бушуют конфликты.

Восточная и западная модели корпорации имеют свои плюсы и минусы. Скажем, по качеству продукции в массовом производстве японцы очень долго выигрывали у американцев. Но в области инноваций в научно-технических и конструкторских разработках западный стиль поведения, западное отношение к своему Я дает больше преимуществ. И на современном этапе корпорации американского типа начинают медленно, но верно выигрывать у корпораций восточных.

3) АССОЦИАЦИЯ.

Исторически ассоциация — третья форма организации совместной деятельности людей. Ассоциация есть объединение свободных людей, делегирующих в эту организацию не все свои интересы (в отличие от общины или корпорации), а только часть их. Т.е. ассоциация не поглощает всего человека (или всю фирму) целиком. Человек сохраняет контроль над своими действиями, хотя иногда и неполностью контролирует действия ассоциации. Он может быть включен в неограниченное число ассоциаций. Предполагается, что человек имеет достаточно высокий уровень образования, экономической и политической культуры, чтобы выбирать между ассоциациями и решать, входить ли ему в какие-то из них, или нет. Ассоциативный тип связи — добровольный. Из ассоциации легко выйти, легко поменять ее на другую ассоциацию. Условно говоря, ассоциация есть организация, не имеющая для человека обязательного характера.

Например, вхождение человека в футбольную команду — это вхождение в ассоциацию. В современном мире даже между политической партией и членом этой партии возможен ассоциативный тип связи. Он может быть ее членом, ходить на собрания, но вовсе не отождествлять с ней все свои жизненные интересы.

Вопрос, какого рода связи и организации будут восприниматься человеком в качестве корпоративных, а какого рода — в качестве ассоциативных, нуждается в отдельном обсуждении. Если человек получает весь свой доход или основную его часть, работая в определенной фирме, он будет относиться к ней, как к корпорации. Он слишком от нее зависит и зачастую вынужден идти на компромиссы, чтобы в корпорации остаться. Но будучи членом ассоциации, он может не идти на компромиссы, а просто покинуть ассоциацию, если она ему не нравится.

Современный человек, вступая в жилищный кондоминиум, входит в определенную общинную организацию (ведь из кондоминиума тяжело выйти, т.е. это его решение в определенной степени безвозвратно). Когда он нанимается на работу, то обычно все-таки входит в корпорацию. Когда же он становится членом политической партии, то рассматривает ее, как ассоциацию (не понравилась ему физиономия ведущего партсобрание, не будет он к ним ходить). Точно так же он расценивает любого рода добровольные общества, общества по интересам. А если современный человек работает на рынке, то он может быть связан как общинными, так и корпоративными, так и ассоциативными связями. Это зависит от типа самого рынка.

Общинным является только организованный рынок, на котором все равны, и контроль практически полный. Соответственно, человек, работающий на организованном рынке (например, на сырьевой или фондовой бирже), связан общинными отношениями.

Примером корпоративного рынка является колхозный рынок. Скажем, ты, колхозник, привез продавать в Москву картофель. Ты видишь, что на рынке все продают килограмм картофеля по 1 руб. 20 коп. Тогда ты начинаешь продавать его по 1 руб. 10 коп. (это рациональное экономическое действие). Тут к тебе подходят двое “лиц кавказкой национальности” и говорят: “Дарагой, чего низкий цен держишь? Обижаешь нас совсем”! Потом заводят они тебя за угол и “отметеливают”, как следует. И ты вынужден подчиниться некой силе, делегировать ей свои интересы, хотя тебе выгоднее продать свой картофель по 1 руб. 10 коп., а не по 1 руб. 20 коп. Это корпоративный рынок, контролируемый внешним образом, где ты сам теряешь свободу, но не имеешь контроля. Такое бывает очень часто. Участники этого рынка входят в некую корпорацию, возглавляемую человеком, который носит деньги не лично мэру, но префекту точно.

Существует и рынок, организованный, как ассоциация, что подразумевает некий уровень необязательности, свободы выхода с такого рынка. Классический пример ассоциативного рынка -любой товарный рынок, если только вы в него не записаны, а просто выходите и торгуете на нем. Как потребитель, вы также имеете ассоциативную связь с любым товарным рынком, поскольку он для вас — не основной источник дохода. Скажем, вы пришли на рынок купить пылесос, рынок вам не понравился, и вы оттуда уходите, считая возможным для себя отказаться от запланированной покупки. У вас с этим рынком ассоциативный тип связи, ассоциативный тип отношений.

Следует отметить, что ассоциативный тип отношений является господствующим в рыночной экономике. Свободный рынок основан на необязательном типе связи между людьми, подразумевающем свободу выбора партнера и критический подход к чужим действиям. При этом, осуществляя выбор, индивиды жестко преследует собственные интересы. Открытие, которое здесь совершает институциональная экономика, состоит не в том, что ассоциация соответствует рыночной экономике, а в том, что сама нынешняя рыночная экономика полна организаций и не может существовать без корпоративных или общинных организаций. И во многом поведение людей на рынке — не результат их свободного самоопределения на основе той или иной оценки собственных интересов. Поведение людей определяют именно организации, основанные на корпоративном или общинном типе связи.

Примеры и описание института:

Институты — это некие ограничительные рамки, которые люди построили, чтобы не сталкиваться друг с другом, чтобы упрощать путь из точки A в точку B, чтобы легче проводить переговоры и достигать соглашений, и т.п.

Представим себе институт, как некий лабиринт. Войдя в него, мы можем разными путями добраться до выхода. Если мы попадем в коридор, который кончается тупиком, нам, чтобы выйти из лабиринта, придется перелезать через стенку. Это связано с огромными трудозатратами, и мы лучше вернемся обратно и пойдем другим путем. В этом смысл института. По отношению к человеческой воле институт есть нечто внешне навязанное законом ли, обычаем ли. Но в любом случае человек понимает, что каких-то вещей делать нельзя, или что их надо делать определенным образом. Вторично попав в лабиринт, он учтет прежние ошибки, будет помнить, где он наткнулся в прошлый раз на стенку и куда идти не надо, а где пройти можно. Он воспримет лабиринт, как существующие рамки. Т.е. налицо процесс обучения, который возможен как в рамках личного опыта, так и в рамках передачи информации со стороны другого человека. При сотом (как и при пятисотом) прохождении лабиринта человек уже может даже по сторонам не смотреть. Он будет действовать автоматически, без рационального осмысления того, как и зачем он что-то делает. Лабиринт от долгого употребления слегка обвалится и будет нуждаться в реставрации. Тогда люди начнут спорить, в каком виде его следует восстановить — в том же самом или в несколько ином? В обществе начнутся конфликты. Такова схематично судьба института.

Через институты человеку сообщается некая информация (например, о необходимости свернуть, ибо, если он пойдет прямо, то стукнется головой о стену). Институты сами по себе порождаются недостатком информации, стремлением людей сэкономить на приобретении и обработке оной. Представим ситуацию, в которой люди имеют огромное количество альтернатив поведения. Они будут пробовать действовать один раз, второй, третий и отбирать удавшиеся альтернативы. А в будущем их дети выберут те альтернативы поведения, которые привели их отцов к успеху.

Пример. Скажем, есть болото, через которое хотят перебраться трое путников. Третий пойдет сначала по следам второго (т.е. он тоже обогнет место, где утонул первый путник), потом дойдет до места гибели второго, обогнет и это место, и, наконец, преодолеет болото. Тем же извилистым путем, каким шел третий, через болото, наверняка, пойдут пятый, шестой, десятый путники. И так будет продолжаться, пока не появится некий человек, который возьмет в руки орудие труда (шест), промеряет это болото и обнаружит более прямой путь. Иными словами, так будет продолжаться, пока не разовьется технология, которая поможет людям выпрямить путь (в данном случае технология приобретения информации, ибо шест является именно ею). Таким образом возникает институт. Путь через болото есть институт, есть стереотип поведения. Он наследуется обычаем. Все люди знают, что через болото следует перебираться этим путем.

Возникновение подобных институтов обусловлено стремлением людей сэкономить усилия на приобретение и обработку информации. Чем большей информацией обладает человек, тем больше у него набор альтернатив, и, соответственно, с меньшей вероятностью он поступит неудачно. Действия человека — члена общества на 90-95 % стереотипны. Он их не обдумывает.

ОСНОВНЫЕ ЧЕРТЫ ИНСТИТУТОВ — подробнее

Д.Норта (самое красивое определение): институты уменьшают неопределенность выбора в экономике в условиях явного недостатка информации. Именно недостаток информации ведет к неопределенности выбора, к очень большим затратам трудовых и иных ресурсов, чтобы просто его сделать. А институты помогают человеку экономить ресурсы в ситуации выбора, показывая некий путь, уже пройденный до него другими. Каковы основные черты институтов?

1) Институты выполняют главную задачу экономической теории — обеспечивают предсказуемость результатов определенной совокупности действий (т.е. социальной реакции на эти действия) и таким образом привносят в экономическую деятельность устойчивость. Тот или иной институт предполагает, что, пойдя в некое место, вы с высокой степенью вероятности получите там то, что искали, затратив некие виды ресурсов, также известные вам заранее.

Скажем, вы затратите, пойдя в магазин, определенное количество денег и получите скорее всего товар, который удовлетворяет тем или иным вашим потребностям. Это рыночной институт. Другой пример: направляясь в банк, вы четко знаете, что затратите определенное время на идентификацию ваших доходов, после чего получите в свое распоряжение ту или иную сумму. Это кредитный институт.

2) Институты наследуются, благодаря свойственному им процессу обучения. Обучением может заниматься специализированная организация (так это обычно и бывает). Но обучение может идти и на уровне “learning by doing”, когда люди в ходе работы следят за действиями их более опытных коллег и делают так же, как они.

3) Институтам присуща система стимулов, без которой они существовать не могут. Института просто нет, если нет системы стимулов позитивных (вознаграждения за следование определенным правилам) и негативных (наказания, которого люди ожидают за нарушение определенных правил).

4) Институты обеспечивают свободу и безопасность действий индивида в определенных рамках, что исключительно высоко ценится экономическими агентами. Есть большая институциональная рамка — рамка N 1, в пределах которой ты свободен в действиях и тебя не накажет закон. И есть рамка N 2, в пределах которой ты свободен в действиях и тебя не накажет общественное мнение.

Способ наказания, характерный для мягких институтов, — остракизм. Заметим, что каждой общине свойствен защитный механизм. Таковым является остракизм, изначально — процедура очень неприятная. В древних Афинах остракизм обеспечивал выравнивание городской общины, и на это она тратила очень много усилий. Афиняне страшно боялись, что кто-нибудь из их богатых, известных, обладающих большим влиянием сограждан использует свое могущество и станет царем, подмяв под себя общину. Поэтому они изгоняли их из Афин.

Остракизм в современной жизни — это игнорирование человека. Например, повторю, в 50-ые гг. в США белый южанин не обслуживал в своей лавке негра, зная, что, сделай он это, никаких незаконных действий против него не предпримут, но ни один контрагент больше с ним сделок не заключит, реализуя таким образом свою свободу. Игнорирование — самое страшное в экономической жизни. И если закон еще можно обойти, то обойти такого типа наказание, как остракизм, следующее из мягкого института, практически невозможно.

5) Институты сокращают трансакционные затраты (т.е. затраты на поиск информации, ее обработку, оценку и специфическую защиту того или иного контракта) точно так же, как технологии сокращают производственные затраты.

Если экономический агент действует в системе, где государства нет (как это было на диком Западе), или оно слабо (как сейчас у нас), то он вынужден нанимать каких-то людей, которые путем насилия или угрозы насилия заставят контрагента выполнить контракт. Ясно, что это дорого. Кроме того, зачастую в наших условиях он навсегда попадает под бандитскую “крышу” (корпорация, к которой он обращается за помощью, в результате поглощает его самого).

Если же экономический агент действует в системе, где есть сильное государство, то оно защищает его интересы. Он просто обращается в суд и с относительно небольшими судебными издержками выигрывает дело. Таким образом, он экономит очень большие трансакционные издержки на наем какой-то альтернативной принудительной силы.

3. Инст. Структура общества. Формальные и неформальные институты. Сравнение механизмов принуждения.

Петр не совершает незаконных действий не потому, что он хороший, а потому, что ему известно: если он выйдет из сектора законных действий, то будет наказан (ведь он — не вор-профессионал, воровать не умеет, поэтому его скорее всего поймают, осудят и посадят в тюрьму). Закон всегда основан не на самом насилии, а на угрозе его применения. Это жесткий институт.

Наряду с жесткими институтами есть институты мягкие. Мягкий институт — это обычай, т.е. традиционно зафиксированный стереотип поведения, который разделяется многими или большинством в группе. Обычай не всегда совпадает с законом. Можно выделить зоны, где

— обычай совпадает с законом;

— обычай нейтрален по отношению к закону;

— обычай не совпадает с законом;

1) Обычай совпадает с законом. Общеизвестно, что у цивилизованных народов нет ни одного обычая, согласно которому убийство считалось бы хорошим поступком (в данном случае горцы — исключение).

2) Обычай нейтрален по отношению к закону (т.е. он не противоречит закону, но охватывает такой круг поведения, о котором закон ничего не говорит). Это относится, скажем, к обычаю гостеприимства. Нет ни одного закона, который бы гласил: если ты попал к кому-то в гости, тебя обязаны напоить, накормить, а ты обязан все это съесть и выпить, иначе смертельно обидишь хозяина. Однако закон и не запрещает этого делать.

3) Обычай не совпадает с законом (т.е. он покрывает сферу деятельности, которую закон не разрешает).

Обычай что-то “нести” с производства: некоторые производства с этим обычаем даже особенно не борются или борются специфическим образом. Например, все понимают, что отучить работника мясного комбината от того, чтобы он мясо домой носил, очень трудно. Поэтому ему выдают мясо, но в ограниченном количестве. К закону это никакого отношения не имеет. Ясно, что брать чужое законом запрещено. Однако руководство поневоле смиряется с этим обычаем и лишь стремится минимизировать потери. Другой обычай — умыкание невест. Законом запрещено учинять насилие. Тем не менее, в некоторых местностях без соблюдения данного обычая нельзя жениться (иначе молодые будут опозорены). Еще обычай: если белый американец-южанин в своей лавке на Миссисипи обслужит негра, его за это не убьют, но другие белые к нему в лавку уже не пойдут.

Существует также зона, где действуют только жесткие институты (законы), а мягкие (обычаи) не действуют. Например, очевидно, что налоги платить нужно, и все же многие стараются избежать этого. Однако сложившегося обычая, который осуждал бы тех, кто налоги платит, нет. Уплата или неуплата налогов воспринимается, как личное дело каждого. Не существует никаких мягких институтов, которые поддерживали бы неплательщиков налогов и наказывали бы плательщиков оных. Просто не все еще осознали необходимость уплаты налогов, у них нет соответствующей культуры, они не освоили пока этот институт.

Т.е. сфера экономической жизни и деятельности оказывается только на 1/10 зоной свободного выбора, а на 9/10 зоной следования определенным наборам инструкций. И это вполне естественно, ибо, расширь мы зону свободного выбора хотя бы вдвое (до 20 %), наша психика этого бы не выдержала. Именно сумасшедшим присуще задумываться над тем, над чем нормальные люди не задумываются, но, к сожалению, лишь в 1-3 % случаев сумасшедшие оказываются гениями.

ЖЕСТКИЕ И МЯГКИЕ ИНСТИТУТЫ.

И жесткий, и (особенно) мягкий институты достаточно успешно обеспечивают определенный уровень прогнозируемости поведения контрагентов, гарантируют, что те будут действовать известным образом. Это прекрасно иллюстрирует следующий анекдот.

Возвращается Василий Иванович из Англии. Встречает его Петька. И вот подъезжает один лимузин, следом другой, выходит Василий Иванович во фраке, в цилиндре, сигару курит, весь в перстнях. Петька подскакивает к нему:

— Василий Иваныч, откуда ты такой? Как это у тебя получилось?

— Да я, Петька, неожиданно разбогател. Как приехали мы в Англию, повели меня в клуб. Ну, сел я в карты играть. Мой партнер говорит: “Три короля”. Я ему: “Покажи”! А он: “Джентльмены, Василий Иванович, верят друг другу на слово”. Тут, Петька, у меня как карта поперла!..

Обратимся к другому примеру. Благотворительный фонд — неприбыльная организация, которая имеет определенную цель и только ради нее существует. Например, это может быть Фонд поддержки Высшей Школы Экономики или Национальный фонд спорта. Поскольку такой фонд преследует исключительно цели некоммерческие, он освобождается от некоторых налогов, чтобы люди вкладывали в него деньги.

Однако в США существует примерно 200 довольно крупных благотворительных фондов (foundation), которые не имеют никаких особых преимуществ. Своим основанием они обязаны тому, что избыточно богатые американцы решили увековечить свои имена в истории. Так были учреждены фонды Карнеги, Рокфеллера, Форда и других. В эти фонды деньги вкладываются обычным образом и приносят прибыль, но прибыль (за исключением некоторой нормы капитализации) идет на финансирование благотворительных проектов.

А в Нидерландах при населении 15 млн. человек таких фондов (stichting) около 600000. Их там больше, чем предприятий. Любят голландцы основывать фонды, это их национальная черта. Например, какой-нибудь господин основывает фонд поддержки своих внуков, в котором накапливается определенная сумма на радость наследникам. Эти фонды в Нидерландах пользуются режимом налогового благоприятствования — они освобождены примерно от 60 % налогов.

Казалось бы, любой может зарегистрировать свое предприятие, как фонд, и не платить налогов. Тем не менее, голландцы не считают это для себя возможным. По их представлениям, фонд и предприятие — совсем разные вещи. Кстати, в Нидерландах и самая высокая доля неоформляемых сделок, когда люди встречаются, ударяют по рукам и расходятся, не подписывая никакого формального договора, что естественно только между своими. А вообще в Северной Европе доля неоформляемых сделок — 60-70 %.

Такой высокий уровень доверия в экономике, главным образом, связан с тем, что Нидерланды — маленькая страна (ее можно из конца в конец проехать на машине за 3 часа) с компактно проживающим относительно однородным населением. Обмани голландец, и он не сможет больше жить на родине. Ему негде будет спрятаться, и он вынужден будет эмигрировать. Степень информационной насыщенности голландского общества очень высока, хотя, разумеется, 15 млн. человек не могут все быть знакомы друг с другом. Что-то подобное представить себе в США или даже во Франции невозможно.

Но давайте сравним две экономические модели — англосаксонскую (Северная Европа и США) и азиатскую (Япония, Южная Корея и прочие “азиатские тигры”), которые почти одновременно добились успеха. Технологии и там, и там единые (они интернациональны), институты же абсолютно разные, хотя и дают одинаковый эффект: высокий уровень доверия в экономике в рамках больших корпораций, в рамках отношений между фирмами, существенных для экономики.

Конечно, кто-то из американцев обмануть может (в США много иммигрантов), но американская фирма уже не может. Есть исчерпывающая статистика по всем фирмам, и эта информация легко доступна, уровень информационной насыщенности очень высок. У людей, возглавляющих американские фирмы, протестантская этика (о чем писал еще Макс Вебер). Они знают, что воровать плохо. То же характерно и для голландских фирм. А у японцев жесткая корпоративная этика. Японец не может обмануть, ибо этим он дискредитирует свою фирму.

Таким образом, совершенно разные культуры приходят к одному и тому же — к очень высокому уровню доверия в экономике, обеспечивающему большое число сделок с минимальным оформлением. Понятно, что любое развернутое оформление сделки связано с необходимостью оценить риски при том или ином ходе дела, с наймом адвокатов, которые будут защищать права собственности в суде, и т.д. Тот, кто от этого избавлен, уже может списать 20-30 % себестоимости.

В конечном счете в этом и заключается задача институтов — создать такие зоны доверия, действуя в которых, человек может сэкономить на трансакционных затратах (затратах на обеспечение своих сделок, на получение информации) и использовать сэкономленные средства для инвестиций в производство. Максимизация экономии является проблемой эффективности институтов. Но повторяю, менять менее эффективные институты на более эффективные очень тяжело. За каждым институтом есть и традиция, и некая группа поддержки, которая от этого института кормится.

Формальные и неформальные институты.

Норт: Институт – это набор формальных правил, неформальных ограничений и механизмов их принудительного осуществления.

Институты различаются по механизму применяемых санкций. Если санкции носят организационный характер, то соответствующие институты обычно называют формальными. Если санкции не являются формально организованными, они соответствуют неформальным институтам.

Как правило, организованные санкции обеспечиваются государством, у которого есть сравнительные преимущества в применении силы, каковым и является наказание за отступление от формального института.

Формальным институтам обычно соответствуют такие правила, которые можно записать и которые не допускают различных толкований. Неформальные институты содержат в своей основе такие правила, которые не записаны и во многих случаях не могут быть записаны, т.е. неформальные. Альтернативное определение формальных (неформальных) институтов как институтов, в основе которых лежат формальные (неформальные) правила.

Шоттер: институт – регулярность социального поведения, разделяемую всеми членами общества, специфицирующую поведение в повторяющихся взаимодействиях, являющуюся самоподдерживающейся или обеспечиваемую внешними механизмами принуждения.

Неформальные правила могут дополнять формальные, а могут вступать с ними в противоречие. Обычно источником подобного конфликта является то, что формальные правила можно ввести извне, директивно, а неформальные правила эволюционируют очень медленно и не могут быть приняты обществом в приказном порядке. В случае такого противоречия издержки принуждения к соблюдению формального института становятся очень большими, что приводит к низкому уровню принуждения и к низкому уровню следования. Это обуславливает проблему внешнего (гетерогенного) изменения институтов, т.н. импорта институтов.

Альтернативные институты.

Альтернативные жесткие институты (криминальные системы юрисдикции и приведения в действие контрактов) – в теневой экономике в не отражающихся на балансах предприятий наличных денежных расчетах и псевдобартере. Характеризуются очень высокой локальной эффективностью в сочетании с повышенными рисками для использующих их экономических субъектов. Долгосрочная эффективность этих институтов сомнительна, так как: они носят эксклюзивный характер; могут неожиданно исчезнуть или оказаться не в состоянии выполнять свои функции; уплачиваемые «внешние» трансакционные издержки накладываются друг на друга и нерационально возрастают.

Альтернативные мягкие институты (не закрепленные государством нормы поведения, неформальные организации и контракты) также характеризуются рядом черт, универсальных для переходных экономик: отставание норм поведения и неформальных контрактов от состояния государственных институтов; в силу отсутствия у индивидов необходимых знаний и навыков функция институтов как проводников информации не реализуется. В результате, поведение экономических агентов становится нерациональным в данной институциональной системе координат.

4. Внешние и внутренние институты

Внешние институты – это институты, насаждаемые извне.

Внешние институты м.б.:

1)Внешние правила поведения — универсальные запретительные правила, гл.о.законы.

2)целеспецефические директивы — предписывают что люди должны делать для достижения определенных результатов (правила приема в Вышку, может быть!)

3)Процедуральные правила — правила поведения властных структур (чего им можно и чего нельзя).

Внутренние институты – возникающие внутри общества:

Соглашения – равновесия в повторяющейся координационной игре. Правило поведения R есть соглашение тогда и только тогда, когда каждый агент

— следует правилу R ,

— ожидает от остальных следования R

— предпочитает следовать R, если остальные следуют R.

Отклонения невыгодны для агентов. Соглашения не всегда эффективны

Интернализованные (усваиваемые) правила – усваиваются посредством привычки, путем накопления опыта. На определенном этапе перестают быть ограничениями и включаются в систему предпочтений. Позволяют сэкономить на издержках координации и обеспечивать доверие в обществе. Такое доверие эффективнее, нежели в рамках имплицитных контрактов, поскольку контракты нуждаются в мониторинге (общественная мораль).

Обычаи. Обычаи и правила хорошего тона. Нарушение не несет за собой организованных санкций, но члены общества за всеми следят. Можно заработать плохую репутацию или подвергнуться остракизму.

Формализованные внутренние правила – возникают в процессе эволюции, но потом закрепляются формально внутри группы (пример – хоккейные правила).

Внутренние лучше, так как:

гибкость, лучшая адаптация к внешним шокам

Внешние лучше, так как:

более понятны ожидаемые санкции, большая вероятность одинаковой трактовки правил всеми агентами, предупреждение дискриминации (она часто присутствует во внутренних), решение проблемы безбилетника (например, в прямом смысле, в автобусе!), решение дилеммы заключенного при непостоянном взаимодействии (не работает репутация)

5. Понятие трансакционных издержек. Трансакционные и трансформационные издержки

Трансакция – «это не обмен товарами, а отчуждение и присвоение прав собственности и свобод, созданных обществом» (Коммонс).

Наличие трансакционных издержек делает трансакции более или менее экономичными в зависимости от обстоятельств.

Критика неоклассического предположения о том, что обмен происходит без издержек, послужила причиной введения в экономический анализ нового понятия – трансакционные издержки (Коуз, 30е годы). Коуз использовал это понятие для объяснения существования фирмы.

Эрроу: т.и. – издержки эксплуатации экономической системы (как трение в физике).

Норт: Т.и. состоят из издержек оценки полезных свойств объекта обмена и издержек обеспечения прав и принуждения к их соблюдению. Эти издержки – источник социальных, политических и экономических институтов.

В теориях некоторых экономистов т.и. существуют не только в рыночной экономике, но и в плановой экономике (Чанг, Алчиан, Демсец).

Чанг: в плановой экономике Т.И. максимальны, что определяет ее неэффективность.

Мэтьюз: «фундаментальная идея трансакционных издержек в том, что они состоят из издержек составления и заключения контракта ex ante, а также издержек надзора за соблюдением контракта и обеспечения его выполнения ex post в противоположность производственным издержкам, которые суть издержки собственно выполнения контракта».

В настоящее время Т.И. понимаются как издержки функционирования системы. Возникают, когда индивиды обменивают свои права собственности в условиях неполной информации либо подтверждают их в тех же условиях.

Трансформационные издержки – издержки, сопровождающие процесс физического изменения материала, в результате чего мы получаем продукт, который обладает определенной ценностью (издержки обработки материала, изд, связанные с планированием и координацией процесса производства в отношение технологии).

6. Виды трансакционных издержек и средства их минимизации

Поль Р. Милгром (Poul R. Milgrom) и Джон Робертс (John Roberts) предложили следующую классификацию трансакционных издержек. Это деление достаточно условное. Авторы попытались выделить две стороны, присущие системе трансакционных издержек.

Координационные издержки.

1. Издержки определения деталей контракта. По сути, это — обследование рынка с целью определить, что вообще можно купить на рынке, прежде чем вы сузите свой подход до чего-либо конкретного.

2. Издержки определения партнеров. Это — изучение партнеров, которые поставляют нужные услуги или товары (их местоположения, их возможности выполнить данный контракт, их цены и т.д.).

3. Издержки непосредственной координации. Что это значит в условиях рыночного обмена? На колхозном рынке эти издержки примерно равны тому, что вы доехали до рынка и обошли ряды, т.е. значительная наведенная стоимость в данном случае отсутствует. А что касается сложного контракта, то здесь возникает необходимость создания структуры, в рамках которой осуществляется сведение сторон вместе. Эта структура представляет, например, интересы заказчика и обеспечивает процесс переговоров.

Мотивационные издержки (т.е. издержки, связанные с процессом выбора: вступать или не вступать в данную трансакцию).

4. Издержки, связанные с неполнотой информации. Ограниченность информации о рынке может привести к отказу от совершения трансакции, от приобретения блага.

5. Издержки, связанные с оппортунизмом. Они особенно часты внутри фирмы, но проявляются и в рыночных контрактах. Издержки, связанные с преодолением возможного оппортунистического поведения, с преодолением нечестности партнера по отношению к вам, приводят к тому, что вы либо нанимаете надсмотрщика, либо пытаетесь найти и вложить в контракт какие-то дополнительные измерения эффективности вашего партнера, и т.д.

Классификация трансакционных издержек Дугласа Норта (Douglas North) и Трайн Эггертсона (Thrainn Eggertson): (более подробно – вопросы 7 и 8)

Ex ante

search activities — поиска информации

bargaining activities – ведения переговоров

contract making activities – составления контрактов

Ex post

monitoring — мониторинг

enforcement – принуждение к исполнению

protection vs 3d parties – защита от третей стороны.

Классификация К.Менара:

издержки вычленения (отлынивание)

информационные издержки

издержки масштаба

издержки поведения

Минимизация TC:

мониторинг (со стороны принципала) или залоговые гарантии (bonding costs) со стороны агента: являясь сами TC, они могут уменьшить общую сумму агентских издержек (см. Дженсен, Меклинг)

Технологические изменения: могут как понижать TC(например, путем внедрения новых эффективных методов измерения), так и повышать их (появление новых, более сложных товаров)

Государство вводит систему мер и весов — сильно понижает издержки измерения

установление и защита правовых норм государством — снижает издержки составления контрактов, принуждения к выполнению контрактов и защиты от 3-их лиц

Создание всяких информационных систем, баз данных, рейтингов – снижает издержки поиска информации. Например, кредитные рейтинги фирм, Internet — сокращает издержки на поиск информации и писания рефератов студентами:)

вертикальная интеграция — позволяет уменьшить TC, связанные с инвестициями в специфические активы

денежная система — снижает издержки на поиски контрагента с брюками, который производит сапоги, которые мне нужны!

Вообще, большинство институтов создаются для того, чтобы минимизировать TC!!!

Следует заметить, что налоги – это специфический тип трансакционных издержек. Их государству надо собирать, чтобы минимизировать наши издержки. В обмен на налоги государство обеспечивает нас трансакционными благами: денежной системой, системой стандартов, гарантиями личной безопасности и гарантиями прав собственности и т.д.

Именно стремлением минимизировать трансакционные издержки может объясняться возникновение фирм и государства.

7. Трансакционные издержки, возникающие в ходе подготовки и при заключении сделки (ex ante).

Классификация трансакционных издержек Дугласа Норта (Douglas North) и Трайн Эггертсона (Thrainn Eggertson). Впервые ее предложил Норт, а четко сформулировал Эггертсон в книге “Economic Behavior and Institutions”. Эта классификация построена по осязаемым внешним признакам некой деятельности, порождающей соответствующие издержки. Трансакционные издержки состоят из:

Activities ex ante (деятельность до появления юридически оформленного контракта)

search activities;

bargaining activities;

contract making activities;

Activities ex post (деятельность после его появления). Начинается с мониторинга исполнения контракта каждым из контрагентов.

monitoring;

enforcement;

protection vs 3d parties.

1) Search activities (издержки поиска).

Существует четыре вида издержек, которые связаны с поиском:

приемлемой цены;

качественной информации об имеющихся товарах и услугах;

качественной информации о продавцах;

качественной информации о покупателях.

Количественная информация о продавцах и покупателях первыми двумя позициями уже дана. Под качественной информацией о продавцах и покупателях понимается информация об их поведении — честны ли они, как выполняют свои обязательства, в каких находятся обстоятельствах (может, кто-то из них на грани краха или, наоборот, процветает).

2) Bargaining activities (издержки ведения переговоров).

В рыночном смысле вы торгуетесь, чтобы минимизировать издержки. Вы ищете в процессе bargaining activities предельную кривую безразличия вашего партнера (до какой цены он может дойти при торговле). Ведь у каждого из торгующихся есть как некая запросная, так и некая резервная цена. В процессе bargaining activities вы пытаетесь разными путями подойти максимально близко к предельной — наиболее низкой или наиболее высокой — цене, которую способен дать ваш партнер. Т.е. bargaining activities ведет к выяснению т.н. “true position”, которая в экономическом смысле есть предельная кривая безразличия или предельная изокванта (в случае фирмы). Какие издержки и затраты вы несете в процессе bargaining activities?

Если вы индивидуально (а не фирма) торгуетесь с кем-то на рынке, вы тратите время, говоря, что вам это дорого, что у вас мало денег..

Надо отметить, что search activities и bargaining activities – вещи принципиально разные. В search activities вы еще не определили партнеров, вы их только еще выбираете. Кстати, такой деятельностью вы занимаетесь в Интернете (фактически это просмотр, желательно, с минимальными издержками). А bargaining activities предполагает, что вы определили узкий круг ваших партнеров — одного-двух-трех и уже с ними ведете переговоры (переговоры дороги, поэтому нет смысла вести их со всеми).

Ваши затраты, как фирмы, в процессе bargaining activities могут быть очень значительными, если вы организуете тендер. Например, Европейская комиссия берет в качестве вознаграждения тендерному агентству 15 % от суммы сделки. Однако затраты необязательно будут велики, если вам удастся купить кого-либо в стане “врага”, чтобы узнать резервную позицию партнера. На самом деле в bargaining формально входят представительские расходы на переговоры. Последние несут совершенно определенную функцию: они должны выяснить true position партнера.

3) Contract making activities (издержки составления контракта).

Это ваши затраты на то, чтобы в тексте контракта было записано, как в тех или иных случаях (предвиденных вами) поведет себя ваш партнер и как будут складываться внешние обстоятельства. А применительно к случаям, вами не предугаданным, обычно в контракте формулируется некий механизм. Скажем, устанавливается: если мы не договоримся, судить нас будет Международный арбитражный суд г. Стокгольма (обычная для международных контрактов инстанция). Т.е. специально резервируется некая позиция для непредвиденных обстоятельств. Contract making activities – одна из самых дорогих (5-10 % объема сделки) при инвестициях в специфические активы. В ряде случаев столь велики риски, столь велика ответственность за прописанное в контракте, что вы вынуждены их тратить на юристов.

8. Трансакционные издержки после заключения контракта (ex post).

По классификации трансакционных издержек Дугласа Норта (Douglas North) и Трайн Эггертсона (Thrainn Eggertson).

Activities ex post (деятельность после его появления). Начинается с мониторинга исполнения контракта каждым из контрагентов.

monitoring;

enforcement;

protection vs 3d parties

4) Monitoring (издержки мониторинга).

Например, купив машину, вы в течение гарантийного срока можете ремонтировать ее за счет продавца на станции техобслуживания – это и будут затраты на мониторинг при приобретении машины. А по истечении гарантийного срока определенный мониторинг тоже может иметь место, но не в рамках первой сделки (она уже закончена), а в том случае, когда вы хотите продолжить отношения с данным поставщиком, чтобы в 5-летней перспективе опять у него же купить другую машину.

Еще пример. Вы заказали на Ташкентском авиазаводе самолет, подписали все необходимые бумаги, перевели заводу часть денег (advance payment), самолет начали делать. В этом случае с мониторингом будет связано возникновение института представителей заказчика: вы пошлете своего представителя на этот авиазавод, и хотя такая командировка – вещь достаточно дорогая, в сравнении с объемом самой сделки она ничтожна.

Заметим, что не все затраты по мониторингу делаются покупателем. Часть их выгодно делать и продавцу. Классический пример мониторинга со стороны производителя дает автомобильная промышленность. Регулярно можно прочесть, что, скажем, “Форд” отозвал все свои модели таких-то годов выпуска. Т.е. компания, стремясь не потерять свое имя и позиции на рынке, сама осуществляет мониторинг по случаям тяжелых аварий, отслеживая, как работает ее продукция, что сопряжено для нее с немалыми затратами.

5) Enforcement (издержки на принуждение).

Это издержки на принуждение другой стороны к выполнению условий контракта. Поскольку люди стремятся действовать в своих интересах, а информация (по определению) неполна, нередко возникают ситуации, когда контракт не выполняется частично или полностью. Предполагается, что существует система, которая заставляет партнеров соблюдать условия контракта. Такой системой прежде всего является государство, а также в какой-то степени – профессиональные ассоциации и частная юридическая система. Но есть и альтернативная система принуждения, которая возникает в слабом государстве и конкурирует с ним. Это – частная система enforcement (не путать с вышеупомянутой частной юридической системой). Сюда относятся мафия, всевозможные “крыши” и т.п.

Подчеркнем, что львиная доля затрат на принуждение к исполнению контрактов в нормальных цивилизованных экономиках бесплатна для экономических агентов. Это затраты государства, а оно экономит на масштабе. Естественно, система enforcement в огромной степени финансируется за счет государства (за счет налогов, грубо говоря, так как бесплатного государства не бывает).

А общество, которое экономит на налогах, вынуждено тратиться на альтернативную систему enforcement (систему частного правосудия), крайне неэффективную и очень дорогую. Поэтому если контракт не защищен (если вас могут обмануть), вы скорее всего предпочтете его просто не заключать. Неээфективность альтернативной системы enforcement обусловлена, в частности, высокой конкуренцией между бандитами. Скажем, вы “встали под некую крышу”, а ее взяли и перестреляли. Т.е. у вас нет гарантий, что избранная вами “крыша” будет надежно работать. Эффективность у нее на микроуровне выше, но в перспективе гораздо ниже, чем у милиции. В России альтернативная система enforcement может существовать только в очень высокоприбыльных секторах – в оптовой и розничной торговле, в сфере обслуживания “новых русских”.

6) Protection vs 3d parties (издержки на защиту прав собственности).

Это единственная статическая форма трансакционных издержек, в отличие от динамических издержек, связанных с обеспечением контрактов.

Например, вы посадили за 100 км от Москвы картофель для собственного потребления, а не для продажи, но бомжи его выкапывают. Вы либо складываетесь с соседями и нанимаете человека с ружьем, заряженным солью, для охраны, либо вообще отказываетесь сажать картофель, либо теряете до 60 % урожая. И то, и другое, и третье есть конкретные либо позитивные, либо негативные трансакционные издержки, связанные с protection vs 3d parties.

В определенных случаях такого рода издержки связаны с охраной от правонарушителей, и тогда это функция государства. Примерно в том же числе случаев такого рода издержки связаны с предосторожностью в отношении государства. В России до 50 % трансакций носит не совсем легальный (т.н. “серый”) характер. Классическими примерами такого типа трансакционных затрат в нашей экономике являются взятки налоговому инспектору, а если удастся, еще и налоговому полицейскому, чтобы они закрывали глаза на ряд аспектов вашей экономической деятельности, а также взятки таможенникам. Вообще у нас объем взяток составляет 15-20 % всего кругооборота товаров в богатых секторах, а в экономике в целом примерно вдвое меньше — 7,5-10 %.

9. Основные принципы и понятия контрактного права, основные параметры контракта

Участники контракта считаются изначально свободными и имеют индивидуальные интересы, которые настойчиво преследуют, поэтому их взаимодействие так или иначе сводится к проблеме координации интересов. Названная проблема является проблемой институциональной теории в рамках экономического подхода.

Основные составляющие контракта

1) Предмет контракта.

В качестве предмета контракта специфицируется вид совместного действия (когда это совместная деятельность) и способы, которыми партнеры увязывают действия между собой. Если предметом контракта является продажа одной репы, то, соответственно, контрактом предполагается, что тетя Маша, которая этой репой торгует, передаст вам ее в обмен на вашу передачу ей монеты в 2 рубля. Это контракт неписаный, имплицитный, но это еще и контракт точковый.

2) Размер возмещения, получаемого участниками за свои действия.

3) Правила и процедуры, которые используются сторонами в обусловленных контрактом действиях в будущем.

Такой пункт означает, что участники вступают в определенные отношения в будущем. Например, продавец автомобиля должен не просто его продать, сбыть с рук. Он обязан еще и бесплатно обслуживать его в течение года, если за это время параметры автомобиля, оговоренные в контракте, выйдут за установленные стандарты.

Процедура улаживания конфликтов. Конфликты возможны даже при совсем не сложных контрактах. Их причиной может стать гнилая репа, испорченный автомобиль, некорректное поведение нанятого вами менеджера, пьянство маляра, красящего ваш дом, и т.д. Поэтому в контракте должна быть зафиксирована определенная процедура урегулирования конфликтов. Т.е. в контракте прописывается, каким образом вы будете воздействовать на своего партнера (побьете; обратитесь в Международный арбитражный суд в Стокгольме; урегулируете все споры на основе существующего законодательства).

 4) Ожидаемое поведение.

Контракт включает характеристику поведения сторон, которого они ожидают друг от друга. Данная составляющая контракта — самая важная, ибо в атмосферу неопределенности, неуверенности, в которой мы находимся, контракт вносит некоторый элемент надежности и прогнозируемости (теперь вы знаете, что за чем последует). Скажем, вы не знали, каким образом будете обучаться, но, купив обучающую программу, вы приобретаете уверенность — вы уже знаете, что будете делать.

Структура контракта

С точки зрения теории контрактного права, можно выделить ряд параметров, по которым контракты различаются между собой. К ним обычно относят: размер, продолжительность, содержание, частоту, формальность, реальное равенство (или неравенство) участников.

1. Размер.

Он может быть объективным и субъективным.

Объективный размер контракта — это размер по отношению к представлениям судебной инстанции. В каждой стране есть понятие малого контракта и большой суммы, которая подлежит новому порядку арбитражного рассмотрения.

Субъективный (или относительный) размер контракта связан с “эффектом богатства”. Чем больше ваш капитал, тем меньшую долю в нем занимает сумма определенного контракта, благодаря чему субъективный размер контракта разный для разных участников. Он связан в экономическом плане с реальным равенством или неравенством участников (см. далее п.6).

2. Продолжительность.

Контракт может быть любой продолжительности – от разового, или точкового контракта (spot market contract) и вплоть до контракта с неопределенным сроком. Примером практически бесконечного (без определенного срока окончания) контракта в академической жизни является tenure – пожизненный найм профессора.

Что касается авторского права, то продолжительность его может быть различна, но все же это – контракт конечный. Бывает разовое авторское право. Бывает, что оно длится 5 или 10 лет после смерти автора. Однако, как правило, в большинстве стран срок авторского права – 25 лет, после чего произведение открывается для свободной публикации.

3. Содержание (contract content).

Теорией контрактного права стандартно выделяются следующие виды контракта:

Sale contract (контракт продажи).

Hire contract (контракт разового найма). В данном контракте описывается, что конкретно должно быть сделано. Например, вы заключаете такой контракт с маляром, если вам нужно разовым образом покрасить свой дом.

Employment contract (контракт найма). В нем вы расписываете свое право, как нанимателя, распоряжаться действиями нанятого вами человека.

Marriage contract (брачный контракт). Это контракт некоммерческий.

Consumer credit contract (потребительский кредитный контракт). Теперь на Западе это отдельный вид контракта. Он всегда асимметричен, и о подавленной стороне заботятся юристы этого кредита. Во всех странах и даже у нас существует достаточно мощное законодательство в защиту потребителей.

Контракты аренды:

Rent contract (контракт ренты). Контракт ренты есть стандартный договор аренды некоторой собственности, предусматривающий, что под него вы не даете ничего в залог. Считается, что в случае rent contract (как и в случае leasehold contract) вы известны (т.е. известна ваша способность отвечать своим имуществом), и поэтому вам не нужно доказывать, что это имущество у вас есть. Контракт ренты может, например, заключать корпорация, имущество которой легко описать и обратить в уплату.

Mortgage contract (кредитный контракт на приобретения недвижимости). Данный контракт является крупным договором аренды, и здесь залогом служит вся ваша кредитная история сама по себе. Типичен для семей среднего класса и выше. Обычно это система приобретения недвижимости, когда залогом выступает та недвижимость, которая у вас есть.

Leasehold contract (лизинговый контракт).

Credit contract (кредитный контракт).

4. Частота.

Контракт может быть разовый и повторяющийся. Повторяющийся контракт — это контракт, который повторяется ежедневно, еженедельно, ежегодно (т.е. укладывается в активный период деятельности какого-то предприятия). Если в своем повторении контракт совпадает с оборотом оборотного капитала, это — повторяющийся частый контракт. Если в своем повторении контракт совпадает с обновлением основного капитала, основных средств, это — повторяющийся, но редкий контракт.

5. Формальность.

Контракт бывает писаный и неписаный. Чем мельче контракт, тем меньше вероятность того, что он записывается.

6. Реальное равенство (или неравенство) участников.

Реальное равенство участников имеет место в симметричном контракте (например, при покупке репы, когда, с одной стороны, выступает одиночка-покупатель, а с другой – одиночка-продавец). А пример асимметричного контракта – покупка одиночкой-покупателем некоего продукта, производимого огромной мультинациональной корпорацией.

Основные понятия контрактного права

Privacy — причастность. Данное понятие используется в виде “with privacy” и “without privacy”, что означает “с ведома собственника” и “без ведома собственника”. Это центральный элемент контрактного права, устанавливающий, что ты имеешь право действовать либо только по согласованию с другой стороной, либо автономно.

Formation of contract — составление контракта.

Contract content – содержание контракта.

Misinterpretation of contractискажение контракта. Фактически это нарушение формальных условий контракта.

Capacity — объем полномочий каждой стороны. Это понятие тесно связано с понятием “privacy”. У каждой стороны есть определенный объем полномочий в рамках контракта. Например, в employment contract объем полномочий представителя нанимателя: отдавать распоряжения рабочим в рамках 8-часового рабочего дня и установленного набора функций, которые эти рабочие должны выполнять. А объем полномочий рабочего: не делать ничего свыше записанного в контракте. Другой пример. Объем полномочий стороны, которая взяла в лизинг комбайн, ограничивается тем, что она может его использовать, но не может продать.

С нарушением контракта (misinterpretation of contract) связано понятие “illegality” – “незаконность или нелегальность”. Ваши действия будут признаны нелегальными и в том случае, если вы превышаете объем своих полномочий (capacity). Наряду с понятием “illegality” есть понятие “mistake” — “ошибка”. Illegality есть сознательное нарушение закона или контракта. Mistake есть несознательное нарушение закона или контракта.

Контракт не обязательно должен быть записан. Существует множество стандартных контрактов, которые заключаются при свидетелях передачи того или иного продукта на основании расписок или заказов. При этом есть бланк заказа, есть платежное поручение, а никакого контракта нет.

О теории контрактов

В юридической науке существует две основных точки зрения на природу контрактов.

1. Will theory. Will theory предполагает, что контрактное право есть набор правил, упрощающих для индивидов возможность вступать в сделки по собственному выбору и на собственных условиях. Согласно will theory, первично желание двух индивидов заключить между собой сделку, их воля выше закона.

2. Promise theory”. Promise theory фокусируется на обязательствах (обещаниях) участников сделки. Люди не накладывают на себя обязательств, которые не существовали ранее, т.е. не создают новых обязательств. Данный подход предполагает, что законодательство первично и что мы не можем выходить за его рамки при заключении контрактов.

10. Понятие совершенного (полного) контракта и причины неполноты реальных контрактов

Совершенный (исчерпывающий, полный) контракт – это идеально разработанный, всеобъемлющий контракт, определяющий, что надлежит делать каждой из сторон при всех возможных обстоятельствах, включая случаи невыполнения контракта, и являющийся оптимальным вариантом для каждой из сторон контракта. Это контракт в мире совершенной (полной) информации, где, если вспомнить начала микроэкономики, не бывает продолжительных трансакций, где все можно сделать одномоментно. Т.е. во всех случаях (кроме тех, что связаны с процессами, продолжительными чисто технологически) контракты будут выполнены одномоментно, ибо полностью совпадают с физическим перемещением объектов.

Условия:

абсолютную рациональность (absolute rationality);

полную информацию (perfect information);

абсолютные вычислительные способности (instant calculation), в том числе прогностические способности

Свойства:

Complete contract должен определить распределение издержек и результатов в каждом из возможного множества случаев. Иными словами, полным контрактом определяются издержки, с которыми связана деятельность агентов в каждом из случаев, и та выгода, которая обусловлена их деятельностью.

При этом complete contract должен предусмотреть абсолютно все случаи несоблюдения одной из сторон тех или иных условий контракта и соответствующие этому штрафные санкции.

У сторон должно отсутствовать желание в дальнейшем пересматривать условия контракта.

Контракт – добровольный, он реализуется без принуждения и основывается на принципах взаимной выгоды.

Указанная абстракция не может быть написана по целому ряду причин::

Ограниченная рациональность сторон

Непредвиденные обстоятельства и невозможность точного прогнозирования. А поскольку контракт невозможно прописать полностью, в нем всегда возникают «contract holes» («контрактные дыры»).

Асимметрия информации

Неточность языка

Несовершенство выполнения обещаний

Конфликт интересов сторон

Высокие альтернативные издержки расчётов и заключения контрактов, например, при учёте таких обстоятельств, которые маловероятны и нет опыта действий, который мог бы служить ориентиром для подобных случаев.

Недоопределенность контрактов есть их имманентное свойство.

11. Проблемы реализации неполных контрактов

Неполнота контрактов проявляется в том, что стороны неспособны договориться об условиях обмена с таким расчётом, чтобы не допустить размывания выигрыша, по крайней мере, одной из сторон. Причина – положительная величина трансакционных издержек. Например, неудача 70-летнего советского эксперимента построения социализма в отдельно взятой части света связана в значительной степени с недоопределенностью контрактных отношений в экономике, недоопределенностью обязательств граждан. Когда контракты являются неполными, механизм согласования различных интересов индивидов оказывается несовершенным. В рамках неполного контракта поведение всех сторон не может быть адекватно проконтролировано и может привести к неэффективному ограничению степени возможного сотрудничества или помешать достижению соглашения в целом.

Какого рода проблемы возникают в реальном мире?

Проблема невыполнения условий контракта нарушает механизм влияния поведения одной стороны на ожидания и поведение другой. Она может проявляться в том, что действия, которые необходимо предпринимать в различных ситуациях либо не определены, либо могут быть по-разному интерпретированы. В последнем случае сторона может обмануть ожидания другой стороны, формально выполняя условия контракта.

Проблема пересмотра контрактов ex post заключается в том, что стороны во время подготовки первоначального контракта, зная о возможности его пересмотра при изменении внешних условий, не смогут составить контракт таким образом, чтобы он обеспечивал желаемое поведение контрагентов. Например, для стимуляции менеджеров фирмы часто продают им опционы на право покупки акций фирмы в будущем по заранее оговорённой цене. Это создаёт стимул повышать цены акций сверх предусмотренной опционом цены. Однако если под влиянием неблагоприятной конъюнктуры цены акций упадут, опционы теряют ценность и имеет смысл использовать новые опционы по более низкой цене. Менеджеры, зная об этом, будут меньше беспокоиться о падении цены акций, чем было бы, если бы возможности изменения условий контракта не существовало.

В реальном мире имеет место не абсолютная, а ограниченная рациональность. Люди выбирают определенные стратегии и им следуют, пока те приносят позитивные результаты. Общество всегда стремится следовать определенным моделям, наследовать определенные институты и действовать в их рамках рационально.

В реальном мире имеет место неполнота информации, обусловленная ее дороговизной. А с неполнотой информации связаны такие явления, как оппортунистическое поведение, моральный риск и неблагоприятный отбор. Стороны должны нести дополнительные издержки измерения для обеспечения лучшей информированности, получения фоновой и целевой информации.

ПРОБЛЕМА ИНВЕСТИЦИЙ В СПЕЦИФИЧЕСКИЕ АКТИВЫ И СПЕЦИФИЧНОСТИ АКТИВОВ. Уровень специфичности актива определяется той долей ценности, которую актив теряет в результате его лучшего альтернативного использования. Частный случай, «коспециализированные (или связанные) активы» – это парные специализированные активы, специфичность которых задается их связанностью друг с другом. Например, это — железная дорога и рудник (или завод), продукцию которого она вывозит; доменное и мартеновское производство. При осуществлении этих инвестиций создаётся проблема, заключающаяся в том, что эффект от инвестиций зависит от поведения владельца другого актива, имеющего собственные эгоистические интересы. Создаётся возможность оппортунизма.

Holdup Problem. Проблема вымогательства – это пример постконтрактного оппортунизма, появляющегося в условиях неполноты информации и специфичности актива, в которую одна из сторон делает инвестиции. В этом случае её могут вынудить к принятию невыгодных условий для неё или инвестиции будут обесценены действиями других сторон. Например, если Уралмашзавод продал якутскому разрезу свой шагающий экскаватор, который стоит от 2 до 5 млн. $. Это сложнейший агрегат, который нужно постоянно сопровождать, обслуживать. И если директор разреза попросит директора Уралмашзавода К. Бендукидзе подождать полгода с оплатой, последний явно пойдет ему навстречу. Бендукидзе важно, что разрез купил экскаватор именно у него и, глядишь, через два года еще купит, а он этот экскаватор будет обслуживать. Инвестиции сделаны в том числе на уровне человеческого капитала. Уралмашзавод, выпускающий экскаваторы, адаптировал к потребностям заказчика прежде всего своих работников, которые этот экскаватор для него проектировали и обслуживают. То же относится и к работникам якутского разреза, которые привыкли работать с инженерами именно Уралмашзавода. Но поскольку затраты на человеческий капитал составляют в настоящее время порядка 40 – 50% затрат, это практически определяет позицию партнеров в данной ситуации. Основные методы борьбы:

Фирма, которой нужны специфические активы, сама делает в них инвестиции, т.е. возникновение вертикальной интеграции.

Реляционные контракты – долгосрочные контракты, в которых стороны связаны отношениями, разорвать которые партнёрам невыгодно

Репутация как эффективный способ предупреждения постконтрактного оппортунизма в целом и вымогательства в частности. Стимулы, побуждающие стремиться к созданию и поодержанию репутации усиливаются с увеличением частоты сделок, расширением сферы их совершения и увеличением прибыльности

При увеличении числа сторон появляются также проблемы безбилетника и ОГРАНИЧЕНИЯ ПРАВ КОНТРАКТА (ТЕОРИЯ ОЧЕРЕДИ) т. е. метод установления прав собственности на определенный товар посредством ожиданий и по принципу: «первый пришел – первый получил».

12. Неблагоприятный отбор

Неблагоприятный отбор обычно определяют как вид предконтрактного оппортунизма, который проявляется при наличии асимметрии информации и заключается в том, что более информированные агенты, стремясь максимизировать своё благосостояние, совершают действия, которые негативным образом сказываются на благосостоянии остальных участников взаимодействия. Основное замечание: оппортунизм предполагает осознанное желание выиграть за счет своего контрагента, а принцип неблагоприятного отбора характеризует стихийный оппортунизм.

Информационное преимущество может касаться собственных характеристик агента (на рынке труда) или любой переменной описывающей контрактные взаимоотношения (жильцы нанимают ремонтника, который больше знает о специфике работы, стоимости материалов …).

Принципалу неизвестны либо характеристики товара или услуги, которой он собирается приобрести, либо тип агента, с которым он собирается заключить контракт. Например, в модели Акерлофа на рынке подержанных автомобилей покупателю неизвестно качество конкретной машины. Цены определяются средним качеством автомашин, представленных на рынке. При постоянной цене, продавцу становится невыгодно продавать качественные машины. Среднее качество машин, и, в конечном счёте, цена постепенно падает до нуля, и рынок исчезает. Рыночные механизмы спроса и предложения работают неэффективно. Когда в качестве условия сделки выдвигается минимальный набор измеряемых параметров, полученная в результате выборка чаще всего будет хуже ожидаемой. Она не будет средней, она сместится в сторону худшего набора параметров, которые не учитывались примененной классификацией.

В общем случае принципал предлагает набор контрактов различным типам более информированных агентов, которые выберут один и тот же контракт, максимизирующий их полезность. Прибыль принципала уменьшится.

Примеры:

Рынок труда. Если ваша фирма решит брать на работу только выпускников ВШЭ и МГУ, она закономерно получит худшую их часть. Ведь другие фирмы будут выбирать сотрудников по другим качественным параметрам (производительность труда, предыдущий опыт работы и т.д.), а на долю вашей фирмы останутся люди, отвергнутые ими по этим параметрам, — вы же ограничили ваш отбор лишь одним или двумя параметрами! Человек знает о себе гораздо больше, чем его наниматель. Например, он знает, что у него диплом об окончании экономического факультета МГУ, но он также знает, что последние 10 лет наукой не занимался. Это ситуация оппортунизма, который О. Уильямсон определяет как “преследование личного интереса с использованием коварства”, когда ты, занимая позицию индивидуалиста, при отсутствии контроля за собой используешь прорехи в тексте контракта для достижения своих целей за счет своего контрагента.

Кредитный рынок. Фирма при получении кредита располагает большей информации о реальном финансовом положении, нежели банк. Предположим, при выдаче кредитов банк оценивает формальные критерии платежеспособности клиента, например, отношение дебиторской и кредиторской задолженности. Фирма предпочтёт скрыть информацию о том, например, что вероятность получить дебиторскую задолженность по балансу – нулевая, хотя формальные критерии соблюдены. Банк получит самых безнадёжных клиентов, по сравнению с тем, который просматривает кредитную историю, и другие качественные показатели.

Товарный рынок. Модель Акерлофа см. выше

Методы борьбы:

Сигналы: Информированный агент подаёт принципалу информацию о своём типе. Например, гарантии – на товарных рынках, красный диплом – на рынке труда, страховка – на кредитном. Работник получает образование не только для увеличения производительности труда, но и чтобы продемонстрировать свои способности.

Фильтрация: применение контрактов, в которых выбор агента является сигналом о его типе. Например, билеты на самолёт в эконом-класс покупают менее состоятельные, в бизнес-класс — более. Неинформированные игроки сами тратят свои ресурсы на разработку критериев отбора. На рынке труда, предлагая оплату по результатам работы для части вакансий и фиксированные оклады для другой части, работодатель получает, что более производительные предпочтут оплату по результатам, остальные – фиксированную оплату.

Рационирование: неинформированная сторона выдвигает ряд требований, напрямую не связанных с предметом контракта, например, на рынке труда работодатель требует от работника прохождение психологического теста, на рынке услуг face control и dress code при входе в клуб, на кредитном рынке – заполнение анкеты, где прописывается всё, включая судимости бабушки директора фирмы, или банк оставляет за собой право адаптировать условия предоставления кредитов в процессе переговоров в зависимости от того, насколько клиент окажется открытым и допустит банк к информации, с которой последний посчитает нужным ознакомиться, как то: состояние производственных запасов клиента, возможная его задолженность (не грозит ли ему арест имущества), ситуация на рынках, где предполагается использовать данный кредит, и т.д.

Прописать полный контракт, т.е. контракт, который предусматривает все ситуации, способные возникнуть. В торговле недвижимостью, скажем, очень распространены контракты, где делается попытка описать все возможные недостатки, которые у дома могут появиться, и соответствующие виды компенсации ущерба покупателю, нанесенного продавцом.

Можно прибегнуть к третейскому суду или к третьей стороне в качестве арбитражной инстанции.

13. Моральный риск- билет

Очень часто серьезные проблемы, возникающие на этапе реализации контрактов, обусловлены тем, что стороны, которые заключили контракт, не обладают достаточным объемом информации о действиях друг друга или информация, которой обладает одна сторона, недоступна остальным участникам контрактного взаимодействия.

Когда агент обладает большей информацией, относящейся к важным аспектам взаимодействия, чем принципал, эта информация может быть выявлена прямым путем в том и только в том случае, если это отвечает интересам агента. Если же агент пытается извлечь выгоду из частного обладания информацией, то проблема принципала заключается в поиске способа уменьшения данного информационного неравенства и его последствий, что подразумевает сдвиг из состояния эффективного равновесия. Таким образом, асимметрия информации между различными участниками рыночных взаимоотношений ведет к модификации рыночного равновесия, которое, в результате, может стать менее эффективным, а иногда и вообще нарушиться.

Несоответствие стимулов агента целям принципала в сочетании с асимметрией информации, свойственной контрактным отношениям, приводит к возникновению постконтрактного оппортунизма (так называемого морального риска): наличие издержек контроля за поведением агента

создает у него стимулы к максимизации собственной полезности в ущерб целям принципала. Иными словами, агент сосредотачивается лишь на тех аспектах деятельности, которые формально прописаны в контракте, не чувствуя себя скованным какими-либо моральными рамками.

Возможным решением проблемы «принципал — агент» является приведение целей наемного работника (агента) в соответствие с целями нанимателя (принципала). Агента нельзя заставить усердно трудиться при отсутствии контроля, он должен сам этого захотеть. А для этого нужно составить контракт так, чтобы он стимулировал агента хорошо работать, чтобы отлынивать от работы ему было просто невыгодно. Рассмотрению подобного рода контрактов и посвящена эта глава.

Моральный риск часто проявляется в реальных ситуациях. Агент симулирует кипучую деятельность на рабочем месте — он знает, что практически невозможно проверить, думает ли он о решении проблем фирмы или о будущем отпуске. Спортсмен принимает стимулирующие средства, чтобы добиться лучших результатов, — он надеется остаться неразоблаченным. Безработный, получающий пособие, может ложно утверждать, что не способен найти работу (которая лишит его пособия) — его заявление практически невозможно проверить. Автомеханик, пользуясь невежеством нанявшего его владельца машины, снижает качество своих услуг. Аналогичным примерам несть числа.

В терминах экономической теории можно сказать, что моральный риск возникает тогда, когда действия агента не наблюдаемы, или когда агент получает некоторую частную информацию после заключения контракта. Информационная асимметрия основывается на том, что после подписания контракта и вступления в силу набора контрактных обязательств принципал не может ни наблюдать, ни контролировать post factum действия агента. Пользуясь асимметрией информации, агент способен уклоняться от выполнения контрактных обязательств — он экономит на издержках их соблюдения и за счет этого увеличивает свое благосостояние. Поскольку осуществление полного контроля за агентом со стороны принципала в реальной ситуации практически невозможно, проблема морального риска свойственна подавляющему большинству контрактных взаимоотношений.

МОДЕЛЬ

Проявления морального риска достаточно разнообразны, но их можно условно классифицировать по типу асимметрии информации, которая и является причиной его возникновения. Таких типов можно выделить два.

/. Асимметрия информации, внутренняя по отношению к данному контракту. В этом случае информация между двумя сторонами контракта распределена неравномерно: одна сторона знает больше другой. Например, менеджер знает больше о вверенных ему акциях, чем акционер — владелец этих акций.

2. Асимметрия информации, внешняя по отношению к данному контракту. В этом случае обе стороны контракта обладают симметричной информацией, но ее доведение до внешней стороны (скажем, заказчика) сопряжено с запретительно-высокими издержками. Например, рабочий коллектив по заданию заказчика разрабатывает некий проект, и каждый член коллектива прекрасно осведомлен о трудовом вкладе всех прочих. Однако издержки осознания заказчиком истинного вклада каждою могут быть крайне высокими — ведь каждый член коллектива постарается убедить заказчика в том, что именно он сделал большую часть работы.

Первый тип асимметрии информации ведет к возникновению морального риска со скрытыми действиями и морального риска со скрытой информацией.

Второй тип асимметрии информации способствует возникновению морального риска в коллективе.

Моральный риск со скрытыми действиями

Классический способ моделирования подобных ситуаций основан на предположении, что уровень усилий агента, осуществляемых после заключения контракта, не наблюдаем. Но тогда эту переменную нельзя прописать в контракте. И, следовательно, оплата агента за выполняемую согласно контракту работу не может зависеть от уровня прикладываемых им усилий, а точнее, усилий, оговоренных в контракте.

Моральный риск со скрытыми действиями возникает в игре, последовательность событий в которой такова (см. рис. 2.1):

1. Принципал составляет набор контрактов и предлагает его агенту.

2. Агент решает, принять ли ему какой-либо из этих контрактов, или отвергнуть их все.

3. Если агент выбрал контракт, он совершает предписанные этим контрактом действия, интенсивность которых не наблюдаема принципалом.

4. Пассивный игрок определяет состояние природы.

5. На основании хода агента и реализовавшегося состояния природы определяется результат работы агента.

6. По результату работы агента определяются выигрыши (вознаграждение агента и прибыль принципала).

Возникновение морального риска обусловлено следующими факторами.

Во-первых, у сторон, заключающих контракт, должна быть основа для взаимовыгодного обмена, т.е. некая выгода, которая реализуется лишь тогда, когда стороны заключат контракт. В принципе, это очевидное условие для заключения любого контракта.

Во-вторых, у сторон, заключающих контракт, должны быть различные цели. При конгруэнтности целей для морального риска нет места — ведь в этом случае, если одна сторона заботится о собственных интересах, то она тем самым реализует интересы и противоположной стороны; если она, преследуя личную выгоду, пусть даже с использованием коварства, максимизирует свою прибыль, то тем самым она максимизирует прибыль и другой стороны.

Моральный риск со скрытой информацией

Предположим, что состояние природы становится известным агенту еще до выбора им оптимального объема усилий, но остается неизвестным принципалу. В этой модели так же, как и в модели морального риска со скрытыми действиями, принципал не может определить, является ли благоприятное (неблагоприятное) состояние дел следствием усердной работы (отлынивания) агента или иных факторов. Взаимодействие, о котором идет речь, может быть представлено деревом игры (см. рис. 2.2).

В-третьих, мониторинг за выполнением агентом контрактных обязательств должен быть затруднен.

В-четвертых, агент не должен нести полную ответственность за свои действия или решения.

Проиллюстрируем эти факторы на примере взаимоотношений менеджера и собственника (акционера).

1) У менеджера и акционера, несомненно, есть основа для взаимовыгодного обмена, потому что менеджер компетентнее владельца акций.

2) У них есть и различие в целях. Во-первых, они максимизируют свои цели на разных рынках — акционер заинтересован в максимизации стоимости своих акций на финансовом рынке, а менеджер прежде всего стремится максимизировать свой заработок на рынке труда. Во-вторых, у них различный временной горизонт целей. Менеджер пытается максимизировать краткосрочную прибыль, ибо акционер ему платит, ориентируясь на какие-то краткосрочные достижения. В то же время решения, эффективные в краткосрочной перспективе, могут идти вразрез с решениями, которые были бы эффективны в долгосрочной перспективе, в чем заинтересован акционер. В-третьих, в функцию полезности менеджера усилия входят с отрицательным знаком (чем больше усилия менеджера, тем меньше его полезность).

3) Мониторинг выполнения обязательств менеджером для акционера сложен, ибо акционер может наблюдать лишь конечное состояние дел, а оно реализуется не только как функция усилия менеджера, но и как функция некоего «шума» (скажем, общего состояния дел на фондовом рынке), который акционер наблюдать не может.

4) Менеджер не несет полной ответственности за свои действия, поскольку существует ограничение банкротства. Это значит, что в худшем случае менеджер может получить нулевую (но не отрицательную!) заработную плату. Даже если он решит вложить средства компании в какое-нибудь рисковое предприятие, вследствие чего ее прибыли станут отрицательными, всех издержек своего решения он нести не будет — он лишится только своей зарплаты.

Моральный риск на товарном рынке

Здесь моральный риск может проявляться прежде всего со стороны продавца, который стремится к сокрытию реальных характеристик реализуемого им товара. Например, приобретая некий товар, имеющий определенный набор характеристик, покупатель ориентируется на первые k из них (скажем, на цену, качество, цвет и внешний вид). Однако когда контракт заключен, у продавца возникает стимул поставить покупателю такой товар, который обладал бы этими первыми k характеристиками, но остальные его характеристики были бы самыми дешевыми, с точки зрения продавца. Таким образом, продавец de jure выполняет контракт, a de facto извлекает из него личную выгоду в ущерб покупателю, пользуясь его некомпетентностью.

Моральный риск на рынке товаров может проявляться и со стороны покупателя. Например, это намеренная порча купленного товара с целью получения обратно уплаченных за него денег, что практикуется совсем не редко.

Моральный риск на рынке труда

На этом рынке можно наблюдать, пожалуй, самые интересные проявления морального риска, потому что здесь главную роль играет человеческий фактор. По заключении контракта у наемного работника возникают стимулы действовать так, чтобы максимизировать свою полезность, не заботясь при этом о полезности нанимателя. Работник исходит из того, что, во-первых, наниматель некомпетентен; во-вторых, у него ограничены возможности мониторинга; в-третьих, сам работник при необходимости всегда может сослаться на неблагоприятную внешнюю конъюнктуру, помешавшую ему справиться с поставленной задачей. Типичным примером являются отношения менеджера и

собственника (акционера). Они заключают контракт, согласно которому менеджер должен распоряжаться акциями собственника. Акционер плохо осведомлен о том, как это делается, и, кроме того, ему очень сложно проверить, что именно делает менеджер. Такая ситуация способствует целому ряду проявлений морального риске.

Моральный риск на рынке кредитов

После заключения контракта у заемщика возникают стимулы совершать более рисковые действия по сравнению с теми, которые он собирался предпринять ранее, дабы иметь возможность вернуть сумму, взятую на определенных условиях при некой фиксированной процентной ставке. Если он в большей степени, нежели банкир, приемлет риск, то ему имеет смысл увеличить риск своих операций таким образом, чтобы максимизировать ожидаемую доходность. Даже если ситуация сложится неблагоприятно, для него потери будут не столь ощутимы, сколь для банкира.

С моральным риском на рынке кредитов связана еще одна проблема — проблема мягкого бюджетного ограничения. Представим себе ситуацию, когда предприятие берет кредит в банке на определенный срок, а по его истечении сообщает, что вернуть кредит в настоящий момент не может, зато, если дать ему дополнительный кредит и подождать еще некоторое время, оба кредита окупятся с лихвой. Если это сообщение соответствует действительности, банку выгоднее осуществить дополнительное финансирование. В противном случае он вообще ничего не получит. Менеджеры ход рассуждений кредиторов понимают и поэтому чувствуют себя достаточно свободно: финансовая дисциплина, связанная с необходимостью платить долги, ослабевает. Подобная ситуация типична при реализации долгосрочных проектов, которые требуют нескольких этапов финансирования.

14. Юридическая классификация контрактов (классический, неоклассический, отношенческий контракты).

Это находит свое выражение в когнитивной карте контрактов, (Уильямсон О. Указ. соч. С. 61-70.) где автор фактически считает синонимами понятия “теория отраслевой организации” и “теорию контрактов”. Происходит следующее разветвление контрактов (сделок):

Реализация целей монополии:

1.1. Ограничение на конкурентов:

— наличие входных барьеров в отрасль, — стратегическое поведение субъектов,

1.2. Ограничение на потребителей:

— монопольные рычаги воздействия на рынок, — политика ценовой дискриминации.

Стремление к росту эффективности:

2.1. Система стимулов:

— посредством прав собственности, — использование агентских отношений,

2.2. Минимизация трансакционных издержек:

— измерение рентабельности трансакций, в зависимости от структуры управления контрактами.

По Уильямсону выходит, что участники заменяют обычную рыночную сделку купли-продажи на свободном рынке более сложной формой экономической организации (контрактацией) либо для достижения монополистических целей, либо для повышения эффективности. С этим тезисом в целом можно согласиться.

Авторы считают, что российским стандартам более отвечают простая классификация контрактов (сделок), предложенная Уильямсоном О., (Там же. С. 74 -78.), а также условия, которые требуют защиты трансакции, т. е. заключения контракта.

Простая классификация контрактов (сделок):

1. Сделки с активами общего назначения. 2. Сделки с активами специфического назначения:

— без предоставления каких-либо гарантий участникам, — с предоставлением определенных гарантий участникам сделки (контрактных, юридическое закрепление экономических отношений).

Мы видим, что здесь важнейшим условием защиты трансакции юридическим соглашением (контрактом) является специфичность активов сделки. Выделяются следующие виды специфичности активов — специфичность местоположения, специфичность физических активов, специфичность человеческих активов и специфичность целевых активов.

Специфичность активов связана с их монополизацией в любой форме. Она обретает свое значение только при наличии: 1) ограниченной рациональности, 2) оппортунизма экономических субъектов, 3) экономической неопределенности.

Сделки с активами общего назначения лучше доверить рынку (как форме экономической организации). Сделки со специфическими активами в ряде случаев не получают контрактной поддержки. Такие сделки подвержены нестабильности и они либо превращаются в вид сделок с активами общего назначения, либо получают контрактную поддержку (происходит заключение юридического соглашения).

Здесь при окончательном принятии решения как раз и возникает проблема: либо появляются дополнительные издержки (трансакционные, связанные с заключением контракта), либо отсутствуют какие-то гарантии. Реальной становится связь между ценой безубыточности и типом управления сделкой (рынок или контрактная система). Большие гарантии предопределяют меньшую цену безубыточности, но они связаны с дополнительными издержками. Нельзя нести небольшие трансакционные расходы, не предоставляя никаких гарантий.

Классический контракт. Классический контракт носит безличный характер, и его отличительной чертой является присутствие четко оговоренных пунктов («если,.. то…»). Поэтому все возможные будущие события как бы сводятся в нем к настоящему моменту. В классическом контракте не имеет значения личность контрагента — его участником может быть любой. Вот почему классический контракт тяготеет к стандартизации. Записанные условия сделки имеют в нем перевес над устными. Упор делается на юридических правилах, формальных документах, самоликвидации сделки (с выполнением условий она прекращает существование). Контракт носит двусторонний характер: четко оговариваются санкции за нарушение условий контракта и все споры по нему решаются в суде. Неоклассический контракт. Это долговременный контракт в условиях неопределенности. Не все будущие события могут быть предусмотрены и оговорены в качестве условий при его подписании. Оптимальную адаптацию к некоторым событиям невозможно предвидеть, пока они не произойдут. Поэтому участники соглашаются на привлечение третейской стороны, решение которой обязуются выполнять в случае наступления неоговоренных в контракте событий. Контракт приобретает трехсторонний характер. Споры по нему разрешаются не судом, а третейской стороной в лице органов арбитража. «Отношенческий» (или обязательственный) контракт. Эти контракты складываются в условиях долговременных, сложных, взаимовыгодных отношений между сторонами. Обоюбдная заинтересованность в продолжении отношений является решающим фактором. Дискретность отношений, присущая классическому (одноразовость) и неоклассическому (повторяемость) контрактам, здесь полностью исчезает. Отношения становятся непрерывными. Неоформальные условия имеют перевес над формальными пунктами. Иногда договор вообще не оформляется в виде документа, т. е. остается неявным (имплицитным) [14]. «Отношенческие» контракты возникают в случае экономической взаимозависимости участников сделки (т. е. в случае прерывания отношений никто из них не сможет найти на рынке эквивалентной замены). Личность участников приобретает здесь решающее значение, договор перестает быть имперсональным. Поэтому споры разрешаются не путем обращения к формальному закону или авторитету третейского лица, а в ходе неформальных переговоров, двустороннего торга (баргена). Нормой, на которую ссылаются стороны, служит поэтому не первоначальный контракт, а все отношения в целом. Каждой контрактной форме, по мысли О. Уильямсона, соответствует специфический механизм управления договорными отношениями (68, с. 241). Первый — это безличный рыночный механизм управления. Он является ведущим по отношению к одноразовым и повторяющимся сделкам по поводу стандартных (неспецифических) товаров. Второй — арбитраж. Такая трехсторонняя структура управления с привлечением дополнительного лица распространяется на нерегулярные сделки по поводу товаров средней и высокой степени специфичности. Третий — двусторонняя структура управления. Этот тип характерен для «отношенческих» контрактов, в которых взаимодействие между сторонами все еще продолжает опосредоваться ценами. Но роль их снижается. Адаптация к новым условиям достигается не столько за счет пересмотра цен, сколько за счет изменения физических объемов товара, являющегося предметом сделки. Это объясняется тем, что при ценовом приспособлении риск оппортунистического поведения значительно выше. Сфера применения этого механизма управления — регулярные сделки по поводу товаров средней степени специфичности. Четвертый — унитарное управление, т. е. иерархия. Такая система складывается для непрерывно продолжающихся обменов высокоспецифическими товарами и видами деятельности. Вертикальная интеграция как подвид «отношенческого» контракта означает, что адаптация к новым условиям может осуществляться в одностороннем порядке, без предварительного согласования с противоположной стороной. Отношения между участниками договора регулируются прямыми командами и приказами, а не рыночными сигналами. Одна из сторон при этом не полностью передает все права пользования на имеющийся у нее ресурс, а делегирует их другой стороне на определенных условиях. Когда конечные права остаются за первоначальным владельцем, контракт превращается в сложно структурированный документ: в обмен на доход одна из сторон уступает ограниченный набор прав с обязательством подчиняться директивам другой стороны и отказывается таким образом от того, чтобы самостоятельно строить свое поведение, ориентируясь постоянно на рыночные цены за услуги, которые она может предоставлять (20, с. 5). Такое расширительное толкование понятия «двусторонний добровольный контракт» позволяет теоретикам прав собственности определять форму как сеть контрактов.

. Relational contracts — отношенческие, или реляционные контракты. Понятие «отношенческий контракт» ввел О.Уильямсон. Отношенческие контракты, как и точковые, не прописывают всей цепочки последовательных действий (что и невозможно). Вместо этого они фокусируются на описании целей и принципов взаимодействия сторон.

В качестве примера такого контракта Милгром и Робертс приводят совместный исследовательский проект фирм «Apple» и «Microsoft». Предполагая произвести некий микропроцессор или некое программное обеспечение (software), стороны для этой цели создают совместное предприятие, фиксируют обязательства участников, число сотрудников, которых направляет в это предприятие каждая сторона, разделение издержек и разделение возможных прибылей, а также порядок разрешения споров. (Обычно пишется, что споры должны разрешаться в дружественной атмосфере, что означает: стороны не должны подавать друг на друга в суд и не должны вовлекать в споры общественность, т.е. не должны допускать утечек в средства массовой информации.)

Классический контракт применяется для разовых и повторяющихся сделок со стандартными товарами. Такой контракт содержит четко оговоренные условия и по истечение срока его действия отношения сторон прекращаются. Неоклассический контракт распространяется на сделки средней степени специфичности. Так как не все существенные обстоятельства могут быть заранее в нем отражены, решение части вопросов стороны оставляют на будущее. Отношенческие контракты охватывают высокоспецифические трансакции, при которых критическое значение приобретает личность партнера (поскольку ему невозможно подыскать равноценной замены на рынке). Отношения становятся длительными, неформальные соображения получают перевес над формальными обязательствами.

16.Товарищество (по Эггертсону, с. 180 в англ. версии).

Создается с целью экономии на издержках производства, расширения финансовых возможностей, снижения предпринимательского риска.

Хотя партнеры одновременно владельцы и менеджеры, оппортунизм возможен в форме проблемы безбилетника. Стимулы к оппортунизму, очевидно, усиливаются с ростом числа товарищей. Тем не менее, в небольших товариществах достигается почти теоретическое отсутствие оппортунизма, что является преимуществом перед корпоративной формой собственности.

Важной формой товарищества является профессиональное объединение товарищей – юридическая или аудиторская фирма. Здесь основным вкладом учредителей является человеческий капитал. Репутацию профессионального объединения легче развивать, чем репутацию одиночки – это выгодно отличает первое. Это также помогает в сокращении оппортунизма, так как отлынивание от работы вредит репутации товарища, и, кроме того, даже в рамках большого профессионального объединения, профессионалы работают в небольших командах, и трудовой вклад каждого легко измерить. Новички всегда проходят обучение и проверку, а собрание товарищей обычно имеет полномочия пересматривать трудовой вклад каждого члена – всё это преимущества по сравнению с корпорациями.

17. Закрытое акционерное общество (по Эггертсону, с. 181 в англ. версии).

Здесь фирмой непосредственно управляют только некоторые из акционеров или люди, пользующиеся доверием всех акционеров. Это устраняет проблемы, связанные с коллективным управлением и вызывает меньший моральный риск для менеджера, чем в открытой корпорации. Ограниченная ответственность владельцев делает эту форму собственности менее рискованной, однако одновременно уменьшается доверие кредиторов к такой фирме.

Серьезной проблемой закрытой корпорации является отсутствие рыночной оценки её стоимости, что устраняет стимулы для инвестирования в капитал фирмы – невозможность «выйти из собственности» отталкивает инвесторов.

Вообще, критерием существования фирмы в форме закрытой корпорации является сравнение выигрыша от снижения оппортунизма с потерями от стимулов к недоинвестированию (которые создаются из-за отсутствия рыночной оценки стоимости фирмы и неэффективного распределения риска между фирмой и её кредиторами).

19. Общество, основанное на взаимности (ООВ, mutuals)

ООВ, согласно классификации Дженсена, относится к «открытым», т.е. “внешне” определяемым, фирмам. (Открытые фирмы очень сильно ориентируются в оценке своей внутренней эффективности на других, т.е. на рыночную оценку).

ООВ создаётся для оказания их членами взаимных услуг (взаимное страхование, кредит). Круг потребителей этих услуг жестко ограничен членами (т.е. собственниками) ООВ, которые входят в него с определенными долями. Потребители = собственники = претенденты на остаточный доход (пропорционально своему участию) = носители риска. Есть жесткие правила входа, а также выкупа долей. Организованных рынков для долей собственности в ООВ не существует. Управление осуществляется профессиональными менеджерами (не собственниками, которые несут риск). Следовательно, есть агентские издержки — 1 уровня (менеджер – принципал) и 2-го (наёмные работники – руководители).

Преимущества

1.деятельность однородна и застрахована от поглощения, устойчивы, риск банкротства невысок из-за ограничений на активы (неспецифичны, малорисковы).

2.пользуются доверием, следовательно, позволяют привлекать финансовые ресурсы относительно легко даже в условиях всеобщего недоверия (люди не боятся нести в ООВ деньги, зная, что всегда смогут забрать их обратно и, кроме того, сами будут контролировать эти общества).

3. При необходимости изъятия остаточного дохода есть возможность ликвидировать активы при относительно низких трансакционных издержках. След-но, есть удобный механизм рассредоточенного контроля для держателей финансовых активов (подлежащие погашению претензии).

Недостатки

1. проблема контроля за менеджерами. Из-за отсутствия постоянного внешнего индикатора — торгуемого рынка долей собственности – трудно контролировать управляющего, высокие издержки на мониторинг, на предотвращение оппортунизма. Механизм погашения претензий на остаточный доход не может полностью ликвидировать агентские издержки.

2. т.к. любой собственник имеет право выхода из mutual, состав деятельности и активов, в которые ООВ вкладываются, жестко лимитированы. Активы неспецифичны, ликвидны, малорискованны, следовательно, не особо прибыльны.

3. Снижена эффективность (выше издержки, в том числе по внутреннему контролю, ниже темпы роста, более слабая маркетинговая деятельность, потери от оппортунизма руководства велики и т.д.).

4. Претенденты на остаточный доход (члены ООВ) недостаточно замотивированны контролировать принятие и выполнение решений, добиваться повышения эффективности ООВ, в основном они стремятся минимизировать агентские издержки.

20. Неприбыльная организация (non-profit organization, НПО)

НПО — форма открытой организации, обычно специализирующейся на предоставлении merit goods — товаров, которые ряд людей хотели бы видеть потребляемыми в большем объеме другими людьми (так как они первые также получат от этого пользу опосредованно). Например, зеленые насаждения, защита от голода, прививки, образование

Заказчики merit goods бывают двух типов. Заказчик № 1 – это правительство, которое заинтересовано в том, чтобы народ не бунтовал и исправно платил налоги. Заказчик № 2 — разные частные лица. Здесь все зависит от того, какого рода массовые предпочтения возникают в обществе.

НПО могут быть 2-х видов: 1) фонд (цель — создание и распространение в больших объемах, дешево либо совсем даром частных merit goods). Основной источник финансирования — пожертвования, цели получения прибыли не преследует. 2) Non-profit organization, специализирующаяся на merit goods. Ориентирована на стандартную прибыль, если её не получает, то собирает частные вклады точно так же, как и фонды. Отличие foundation от non-profit firm в том, что фонд, как правило, не занимается продажей, а многие non-profits ею занимаются при дополнительном субсидировании своей деятельности.

НПО работает не ради прибыли и не имеет residual claims. Т.е. остаточные права, как правило, отрицательные, их надо покрывать дотациями, благотворительными вкладами. Управление – совет фонда, менеджеры, правление.

Преимущества

Возможность диверсификации активов (доноры, которые желают стимулировать те или иные merit goods, распределяют свой портфель, вкладывая средства в несколько фондов). Также спонсоры при достаточной диверсификации могут добиваться эффективности своих капиталовложений, т.к. им выгодно, если искомой цели (производства достаточного кол-ва благ с особыми достоинствами) они будут достигать путём меньших взносов.

Диверсифицированность вкладов позволяет донорам оценить эффективность деятельности того или иного фонда (какой из них больше средств тратит на собственный аппарат, какой меньше, и пр.). Часто доноры являются членами совета фонда и тем самым участвуют в управлении им.

Нет претензий на остаточный доход, след-но, нет агентских издержек между спонсорами и претендентами на остаточный доход.

Недостатки

Низкая эффективность деятельности, ниже чем у ООВ (т.к. нет достаточных стимулов снижать издержки управления и производства, т.к. спонсоры не стремятся получить прямую выгоду от своих вложений, а правом на получение остаточного дохода никто не наделён)

Есть агентские издержки между спонсорами и управляющими, которые могут быть уменьшены путём участия спонсоров в управлении. Но всё равно существует проблема отлынивания со стороны менеджеров, необходимость их контроля.

21. Проблема отделения собственности от контроля в организациях различных типов

Проблема разделения собственности и контроля заключается в том, что неупорядоченное распыление акций среди большого числа мелких инвесторов создаёт ситуацию, в которой у акционера нет стимула для наблюдением за менеджерами, а менеджеры недостаточно упорно работают. Такой подход был существенно расширен в связи с тем, что проблема разделения возникает не только в больших корпорациях, но и в профессиональных партнёрствах, фондах и некоммерческих организациях. Её суть заключается в том, что люди, ответственные за принятие решений в фирме, и люди, имеющие право на остаточный доход, вообще говоря, различны и могут иметь различные интересы. Собственник сделался анонимным и в таковом качестве бессильным владельцем совершенно абстрактного ресурса, а реальными хозяевами корпорации стали менеджеры, преследующие цели, не связанные с максимизацией долгосрочных прибылей фирмы:

Получить щедрое вознаграждение

Противостояния всем, даже выгодным операциям, угрожающих их положению

Инвестиция средств в малоприбыльные проекты для расширения своих империй

Можно выделить четыре основных формы moral hazard у менеджеров.

1.  Потребление на рабочем месте.

2.  Инвестиции за счет дивидендов.

3.  Расширение операций за приделы оптимальности, с точки зрения стоимости фирмы.

4.  Противостояние поглощениям

1. Потребление на рабочем месте.

«Престижное» потребление очень трудно отделить от необходимого. Руководство любой фирмы должно подавать сигналы о том, что фирма благополучна, что у нее есть достаточный капитал, чтобы устраивать богатые приемы и пр. Некая избыточность вложений в презентации свидетельствует об успешности фирмы так же, как благотворительность, которой она занимается.

2. Инвестиции за счет дивидендов.

Менеджер, инвестирующий за счет дивидендов, ведет себя неправильно как с точки зрения эффективного распределения ресурсов, так и с точки зрения прав собственности. Дивиденды – это собственность акционеров, а, следовательно, им самим нужно принимать решение, во что вкладывать свои средства. Менеджер должен был бы, получив дивиденды, оставить некую техническую прибыль на расширение производства, и вместо того, чтобы прикупать какую-нибудь компанию в сфере производства «Кока-Колы», хотя у него танковый завод, отдать деньги собственникам предприятия. Последние, если фирма достаточно хороша, реинвестируют их в нее же.

3. Расширение операций за приделы оптимальности, с точки зрения стоимости фирмы.

Один из законов Паркинсона гласит, что фирма расширяется потому, что каждый управленец в ней обязательно должен быть начальником. Например, при своем возникновении фирма имеет одного хозяина, у которого есть три помощника. Но его помощники чувствует себя неуютно без своих помощников. В результате, начинается бесконечное деление аппарата, что, в конце концов, и приводит фирму к краху. Менеджер осознанно стремятся к расширению операций своей фирмы, исходя из личных интересов, а не из интересов фирмы, хотя их интересы и совпадает в плане диверсификации деятельности фирмы, обеспечения ею резервных вложений и во многом другом. Например, если он останется без работы, шанс получить хорошую должность выше, при подаче сигнала об опыте работы на большой влиятельной фирме, чем на маленькой и незаметной, поэтому у него есть стимулы расширять свою империю.

4. Противостояние поглощениям.

Вообще, команде менеджеров полагается противостоять захвату их фирмы, перекупке акций. Однако на самом деле, в результате take-overs за 10 лет с 1977 по 1986 гг. чистый доход, полученный shareholders перекупленных компаний, оказался равен минимальной оценке потерянной в результате дисменеджмента эффективности компаний. А зачем их в таком случае было покупать? Выплата надбавки при враждебных поглощениях эквивалентна разнице стоимостей фирмы при старом и новом руководстве и мере некомпетентности «старых» менеджеров. Т.е. «противостояние take-overs» — форма оппортунистического поведения менеджеров.

Существуют т.н. «отравленные пилюли». Это специальные права акционеров (в особенности, крупных), в соответствие с которыми акционер в случае take-over или каких-то непредвиденных событий имеет право выкупить по очень низкой стоимости n-ое количество акций фирмы. Вообще, это — институциональная форма противостояния take-over, форма неких гарантий фирмы в целом против take-over, и ничего плохого в «poison pills» нет. Но совсем другое дело, если «poison pills» принимает правление компании, а не собрание акционеров. Это означает просто некое оппортунистическое поведение высшего менеджмента (правление, как правило, тесно ассоциируется с высшим менеджментом).

Механизмы обеспечения дисциплины менеджеров:

Внутренние

Оплата по результату: фиксированная составляющая + бонус; однако, поскольку поведение менеджеров лишь частично определяет конечные результаты, поэтому уменьшается кооперация среди менеджеров, риск растёт – мера оказывается, скорее, антистимулирующей

Мониторинг: в идеале MB=MC

осуществляется через 3-е лицо, риск растёт и увеличивается штат предприятия, возникает бюрократизм

осуществляется акционерами: проблема безбилетника среди акционеров

Реорганизация менеджеров или ротация кадров: возникает моральный риск, связанный с набором новых кадров и проблема адоптации

Эффект з/п: установление w внутри фирмы выше чем в среднем по отрасли, возможно, но дорого. Особенно если высокая з/п устанавливается за выслугу лет, работникам невыгодно уходить на пенсию, а фирме выгодно от них избавится.

Залог: допустим, фирма может уволить любых работников, уличённых в отлынивании. Работники стремятся отлынивать т.к. это освобождает дополнительное время для удовлетворения их собственных нужд. Если бы работники вносили залоги, стоимость которых значительно превышала бы эти выгоды, и если бы за раскрытие обмана они лишались бы залога, они не стали бы обманывать фирму. Для этого необходимо соизмерять величину выигрыша и залога.

Внешние

Угроза поглощения см. выше

Угроза банкротства. Менеджеры в случае банкротства лишаются работы, высокого статуса и пенсии. В этом смысле риск несоблюдения интересов акционеров уменьшается. Однако уровень долгового финансирования определяют менеджеры, а не акционеры. Если он будет слишком высок, то кредиторы получают возможность контролировать компанию. Интересы кредиторов — получить деньги, а акционеров — увеличить стоимость акций. Менеджеры и банкиры против рисковых проектов, акционеры – за. Банкротство также является ограниченной мерой устранения морального риска менеджеров, кроме того, он неэффективен на буме деловой активности.

Рынок труда менеджеров – эффект репутации, приводит к уменьшению кооперации и создаёт менеджерам необходимость убеждать акционеров в своей продуктивной работе т.е. максимизировать краткосрочную прибыль

Рынок товаров. Менеджеры, действующие на рынках конечной продукции или исходных ресурсов, где существует разумный уровень конкуренции, в случае недостаточности усилий столкнутся с угрозой банкротства своих фирм.

22 Неоклассическая теория фирмы, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости (по вопросам 22 – 25, 27 – 29 Hart (1989))

Традиционная неоклассическая теория фирмы не проводит различий между управляющими компанией, ее кредиторами и владельцами. Фирма рассматривается как гомогенная форма организации, главной целью которой является повышение ее совокупной стоимости путем максимизации ожидаемых дисконтированных денежных поступлений. Предполагается, что проблемы внешнего финансирования и корпоративного контроля не оказывают на этот процесс никакого влияния. Внешнее финансирование корпораций как со стороны банков, так и за счет выпуска акций или облигаций рассматривается лишь в качестве одного из элементов затрат в производственном процессе, не воздействующего на целеполагающую функцию компании.

Неоклассическая теория фирмы построена на предположении , что цель фирмы заключается в максимизации прибыли путем выбора видов затрат при заданной производственной функции , заданных ценах выпуска p и ценах затрат факторов производства w

Исторически первой (сложившейся) теорией фирмы как организационного качества является неоклассическая, в рамках которой фирма фактически рассматривается как способ рационального распределения и соединения ресурсов на уровне организационно-экономической единицы.

Основными постулатами такого подхода к фирме являются: 1) ограниченность ресурсов, 2) рациональное поведение экономических субъектов, 3) бесплатность рыночных трансакций для производителя.

Фактически упомянутые постулаты, взятые вместе, предопределяют рассмотрение фирмы на базе технологического подхода, когда она становится некой материализованной формой существования производственной функции

Фирма выступает в виде “черного ящика” с затратами на входе и выпуском продукции на выходе. Все внимание сосредоточено здесь не на том, что происходит внутри этого “черного ящика”, а на том, что происходит на его границе с внешней средой. В рамках такого подхода и основные организационные вопросы (основные вопросы теории организации) также решаются технологически.

Предпосылки:

Фирма – единый экономический агент, осуществляющий производство и продажу двумерных (цена + количество) товаров и (или) услуг. Фирма рассматривается как некая целостность, ничего не говорится о внутрифирменных отношениях, работают по принципу «один за всех и все за одного», преследуя общую цель – максимизацию прибыли фирмы как экономического агента. Фирма – черный ящик, которая использует некоторые факторы производства для выпуска некоей продукции, но непонятно, как именно. Никакие трансакционные издержки не учитываются.

Выводы:

Фирма осуществляет производство, комбинируя фактора производства (труд, земля, капитал).Фирма выбирает объем производства и максимизирует прибыль, опираясь на экзогенно заданные параметры, такие как производственная функция, цены и структура рынка на рынках факторов производства и готовой продукции. Фирма корректирует объем производства до тех пор, пока предельные выгоды не сравняются с предельными издержками. Martin Slater: “фирма по существу являет собой кривую спроса и кривую предложения, а вся теория сводится к логике оптимального выбора цены и комбинации затрат’.

Ограничения:

Как всегда, ищем в предпосылках. Во-первых, у различных людей внутри фирмы могут быть разные цели (а именно, максимизация собственной функции полезности) и поэтому бывают ситуации, когда действия компании не являются прибылемаксимизирующими. Теория не объясняет, почему мы наблюдаем разнообразие форм организации бизнеса. Фирма по сути ничем не отличается от рынка: ее деятельность точно также регулируется механизмом цен. Теория не объясняет почему вообще существует фирма, что определяет ее специализацию и т.д.

23. Теория принципал – агент.

Предпосылки:

В данной теории предполагается, что различные агенты внутри фирмы максимизируют свои собственные интересы. Агентские отношения устанавливаются, когда некий принципал делегирует агенту некие права (например, право использования ресурса), обязанному представлять интересы принципала в обмен на то или иное вознаграждение. При этом агент может действовать так, что функция полезности принципала не максимизируется. Вообще в иерархической структуре фирмы, за исключением крайних ее уровней, каждый индивид является и принципалом и агентом.

Выводы:

Фирма определяется как сеть контрактов, соответственно теория фокусируется на их организации. Принципал пытается составить контракт таким образом, чтобы максимизировать свое благосостояние. Для этого он либо составляет контракт таким образом, чтобы агенту было выгодно максимизировать его прибыль, либо занимается мониторингом его действий, что требует привлечение некоторых ресурсов, но может снизить общие агентские издержки. Однако, как правило, у мониторинга отдача убывающая, и оппортунистическое поведение агентов устраняется не полностью. Акционеры могут отчасти контролировать менеджеров (посредством аудиторских проверок, бюджетных ограничений), в свою очередь менеджеры могут отчасти контролировать работников более низших звеньев. В итоге, контракты составляются, чтобы минимизировать сумму агентских издержек.

Ограничения:

Агентские издержки, в отличие от трансформационных, труднее поддаются измерению, чтобы их измерить и попытаться минимизировать зачастую необходимо знать индивидуальные функции полезности. Кроме того, если бы форма организации компании зависела только от агентских издержек, то тогда не было бы открытых форм организации бизнеса, где появляются издержки разделения собственности и контроля.

24 Подход Коуза к природе фирмы (теория трансакционных издержек), его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости

Он предположил, что фирма возникает тогда, когда человеку неудобно приобретать что-то на открытом рынке. Обычно в рамках единой фирмы осуществляется не один, как следовало бы из предшествующей теории, а несколько технологических процессов. Но выделяя в некий обособленный участок какой-то производственный процесс, мы повышаем его эффективность. Тогда почему бы не разделить производственные процессы, находящиеся в одной собственности? Многие менеджеры, кстати, и создают такие независимые профит-центры, как, например, Альфред П. Слоан (Alfred P. Sloan), чье имя присвоено бизнес-клубу в Гарварде — «Sloan’s Business Club», управляющий огромной «Дженерал Моторс», который разделил ее, в противоположность Форду, на целый ряд компаний, поставив их в рыночные отношения между собой, и они начали покупать и продавать друг другу свою продукцию, хотя в конечном счете принадлежали одному человеку.

Предпосылки:

Существование издержек использования рыночного механизма: издержки сбора, обработки информации о контрагентах, издержки проведения переговоров и принятия решений, контроля и юридической защиты.

Выводы:

Фирмы создаются тогда, когда издержки рыночных трансакций больше, чем внутрифирменные издержки. Точно также, фирма будет расширяться до тех пор, пока издержки на организацию одной дополнительной трансакции не сравняются с издержками на осуществление той же трансакции через обмен на открытом рынке. Внутри фирмы рыночные трансакции устранены, роль сложной рыночной структуры с трансакциями обмена выполняет предприниматель-координатор, который и направляет производство. Собственники факторов производства заключают контракты не со всеми другими факторами, с которыми он кооперируется, а только с предпринимателем. Таким образом, фирма, по Коузу, «есть система отношений, возникающих, когда направление ресурсов начинает зависеть от предпринимателя».

Ограничения:

Теория Коуза позволяет объяснить существование и размер фирмы, однако внутренние противоречия остаются за кадром. Кроме того, в модели Коуза показывается, как делается выбор между внутрифирменными и рыночными трансакциями, но не показывается, каким образом предприниматель принимает само решение об осуществлении этой трансакции.

25. Теория Алчиана-Демсеца, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости

Существует 2 способа, с помощью которых потребитель может получить товар: заключая много трансакция на покупку составных частей товара и последующую сборку или одну на покупку составного товара. Однако последнее означает, что появляются трансакционные издержки формирования и сохранения коалиции производителей (издержки агентских отношений). (Коуз)

Первая теория подходит с точки зрения трансакционных издержек, вторая – с контрактной. В долгосрочном периоде эффективны такие системы, издержки которых минимальны.

Теория Алчиана-Демсеца

Модель Барцеля (саму модель см. ниже)

предпосылки

Объем выпуска, произведенного командой, может быть больше Σ индивидуальных вкладов в выпуск.

Возникает из-за проблемы безбилетника. Появляется желание работников отлынивать (сложно вычленить вклад конкретного работника, отлынивание не вызывает соответствующего уменьшения дохода)

Ценность команды зависит от правильности вознаграждения работников, от эффективности надзора.

Высокие издержки измерения предпр. деятельности (сложно вычленить действия случайных факторов)– ключевой фактор объяснения контрактной природы предпр. фирмы. Видимо поэтому, имхо, им надо предоставлять право на остаточный доход. Чтобы они сами максимизировали выпуск.

основные выводы

Для предотвращения этой проблемы нанимается агент с правом надзора и увольнения работников. Однако возникает мотив поставить еще одного надзирателя над этим и так до бесконечности. Риск нирваны. Поэтому этому агенту предоставляется право остаточного дохода.

Объясняет, кому надо передать права контроля: тому, у кого наибольшие издержки измерения, чью деятельность труднее всего измерить, чья работа больше всего зависит от внешних факторов, от неопределенности и, имхо, тому, чей вклад в продукт наибольший.

ограничения применимости

Существуют коалиции производителей, где нет прямого технического выигрыша, связанного с командной работой.

Действует только для случая, когда собственник = менеджеру.

Не объясняет, почему фирмы могут разрастаться до достаточно больших. Ведь при неограниченном росте возникают агентские проблемы, увеличиваются издержки мониторинга. К тому же, в таких условиях собственник не может быть менеджером всего, что есть в фирме.

Не объясняет, почему функционирование происходит внутри организации, а не на рынке

26. Модель Барцеля, ее предпосылки, основные выводы и ограничения применимости

Барцель предлагает модель двух агентов, занятых в совместном производстве. Он исходит из допущения, что единственным производственным ресурсом является их рабочее время и что один из агентов является претендентом на остаточный доход, рабочее время которого разделено между производственной деятельностью и надзором за другим агентом — наемным работником. По мере усиления надзора объем выпуска наемного работника возрастает, но с убывающим темпом. Предполагается также, что оба индивида стремятся максимизировать стоимость их общей продукции. Допустим, что стоимость выпуска достигает максимума, когда индивид А — претендент на остаточный доход, а индивид В — наемный работник. С помощью своей модели Барцель показывает, что роли агентов меняются на противоположные, если рыночная ставка заработной платы наемного работника В превышает некоторый уровень. Главная причина этого такова: из-за убывающей отдачи от надзора чистый выигрыш от надзора над наемным работником достигнет нуля, прежде чем будет полностью устранено «отлынивание». Следовательно, объем выпуска поднадзорного работника меньше, чем он был бы, если бы последний отдавал производству то же самое количество времени, но при этом был сам себе хозяином. Когда ценность вклада агента (и его заработная плата) становится очень велика, максимизация объема выпуска требует, чтобы при прочих равных условиях он сам осуществлял надзор над собой, превратившись в претендента на остаточный доход. А как только индивид становится претендентом на остаточный доход, максимизация объема выпуска требует еще и того, чтобы на него было возложено выполнение нерутинных задач, которое с трудом поддается измерению.

Имхо, помимо вклада здесь важно еще и то, издержки измерения чьей деятельности минимальны.

В концепции Й.Барцеля определяющее значение получили издержки измерения. В ней отмечается, что при производстве многих товаров и услуг оценка изменений, присходящих с ними на промежуточных стадиях, оказывается затруднена. Зачастую измерение обходится дешевле, когда оно ведется не прямо — по выпуску, а косвенно — по затратам. С точки зрения Барцеля фирма представляет собой объединение нескольких последовательных стадий производственного цикла, на которых оценка по затратам является менее дорогостоящим способом измерения. Напротив, рыночные сделки концентрируются в точках, где покупатель сравнительно легко может удостовериться в количестве и качестве приобретаемой продукции. Чем меньше поддается продукт манипуляциям, тем проще оценка происходящих с ним изменений и тем чаще по ходу изготовления он станет переходить от одной фирмы к другой. Там, где предельные издержки измерения по затратам оказываются равны предельным издержкам измерения по выпуску, и пролегают границы фирмы.

27 Подход Уильямсона, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости

Главный тезис Уильямсона состоит в том, что фирма обеспечивает более надежную защиту специфических ресурсов от «вымогательства» и позволяет их владельцам быстрее приспосабливаться к непредвиденным изменениям. Однако этот выигрыш достигается ценой ослабления стимулов. По его выражению, если на рынке действуют стимулы «высокой мощности», то в фирме — стимулы «слабой мощности». Границы фирмы проходят поэтому там, где выгоды от лучшей адаптации и большей защищенности специфических активов уравновешиваются потерями от ослабления стимулов.

Как показал О.Уильямсон, в результате инвестиций в специфические активы предпринявший их агент оказывается «заперт» в сделку со своим нынешним партнером. Если до этого у него мог быть выбор среди достаточно большого числа примерно равноценных контрагентов, то теперь их круг сужается до одного. Разрыв отношений становится равнозначен потере капитала, воплощенного в специфических активах, так как они приспособлены к особенностям данного партнера и имеют малую ценность для всех остальных. Это превращение исходной конкурентной ситуации в конечную монопольную О.Уильямсон назвал «фундаментальной трансформацией», которая расценивается им как одно из главных препятствий на пути рыночного обмена.

Природа фирмы: существуют трансакционные издержки связанные с инвестициями в специфические активы, например обучение работников использованию какого-либо оборудование. Даже если до того, как были сделаны инвестиции фирма действовала в условиях совершенной конкуренции, то после возникают lock-in effects, которые уже ограничивают свободу принятия решений.

Заключаемые контракты неполные => постоянно возникают спорные ситуации, которые необходимо решать. В связи с этим возникают 3 вида потерь, связанных с торгом:

издержки связанные непосредственно с торгом (то есть не предусмотренные контрактом затраты на разрешение этих ситуаций)

снижение стимулов к инвестированию в активы

в рамках одной фирмы ослабевают стимулы к снижению оппортунима

28. Подход к фирме как к ядру контрактов, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости (Jensen, Meckling).

В обществе товары и услуги обычно не производятся изолированно, поскольку собственники активов находят выгодным объединятся с другими собственниками и разделять с ними производственные ресурсы. Такая кооперация осуществляется посредством формальных и неформальных контрактов. При определенном типе взаимодействия собственники производственных ресурсов на какой-то период делегируют свои права управлять, принадлежащим им производственными активами некоему центральному агенту, за соответствующее вознаграждение. В результате имеем экономическую организацию в виде предпринимательской фирмы. В неоинституциональной экономической теории фирма определяется как сеть, или сплетение, контрактов (nexus of contracts). Впервые такое определение было использовано в работе Jensen and Meckling (1976). Внутри фирм непрерывное назначение цен на продукцию приостанавливается, а производственными ресурсами управляет центральный агент. Используются контракты и при обмене на рынках, где продукция измеряется и обретает цену.

Чтобы лучше понимать, что представляет собой фирма как ядро контрактов надо проанализировать те контрактные формы, которые участвуют в этом ядре.

Итак, в классической предпринимательской фирме центральный агент заключает ряд двусторонних контрактов арендного типа с собственниками скооперированных производственных ресурсов, которые заключаются на рынках факторов производства. Также центральный агент заключает двусторонние контракты с покупателями продукции фирмы, на рынке готовой продукции. По мере расширения фирмы отмечаются три взаимосвязанных явления: рынки факторов производства замещают рынки готовой продукции, роль ценовых сигналов в распределении ресурсов уменьшается относительно роли административных решений, все чаще прибегают к таким измерения, результаты которых приходится принимать на веру. При таком подходе к анализу организации фирмы возникают вопросы, которые были поставлены ещё Коузом в 1937 году, например, почему фирма не разрастается до таких размеров, что поглощает рынок или всю экономику? Какие факторы определяют размер фирмы?

Вид выбираемой контрактации зависит, прежде всего, от издержек. Назначение организации не только в том, чтобы снижать масштабы уклонения от выполнения контрактных обязательств и оппортунистического поведения, но ещё и в том, чтобы способствовать координации. А эта деятельность, как известно, связана с издержками, которые возникают по причине дефицита информации. И опять же поиск информации – это сложно, затратно. По словам Ibid «фирмой можно считать и одно-единственное контрактное соглашение между двумя собственниками производственных ресурсов, и, если распространять цепь контрактов все дальше и дальше, всю экономику…Так что нет смысла делать упор на проблеме «что является фирмой, а что нет»

Итак, фирма, построенная на контрактах, представляют собой разные структуры в силу разных типов контрактов. На конкурентном рынке могут сосуществовать несколько типов контрактов и, конечно, понятие конкуренции между типами контрактных отношений играет ключевую роль в анализе фирмы. На конкурентном рынке выживают те контрактные формы, которые служат источником положительной (ненулевой) прибыли, а прочие формы организации исчезают. Это восходит к статье 1950 г. А. Алчяна «Неопределенность, эволюция и экономическая теория».

Зачастую экономисты полагают, что экономические исходы производственной деятельности, организованной внутри фирм, зависят от внутрифирменных правил и в более общем виде от заданной извне схемы прав собственности. Именно Дженсен и Меклинг доказали, что производственные функции зависят от схемы прав собственности в той же мере, как и от состояния технологии. Определяя фирму как сеть контрактов, точно устанавливающих вознаграждения и издержки, возникающие в результате кооперации индивидов в производственной деятельности. Преобладающая система поощрений и наказаний влияет на поведение рациональных агентов, а тем самым и на объем выпуска фирмы. Это можно выразить так:

Q=FR (L, K, M, C: T), где Q – объем выпуска, который является функцией труда, услуг капитала и материальных производственных ресурсов (L, K и M соответственно, Т – вектор, представляющий технологию и необходимый для производства уровень знаний). С – это обобщенный показатель, описывающий множество вариантов выбора организационной формы. R- символизирует определенную систему прав собственности.

29. Подход теории прав собственности, его предпосылки, основные выводы и ограничения применимости.(О.Харт)

Эта теория по сути объединяет все остальные теории фирмы.

Основная предпосылка: контракты неполные => права собственности имеют большое значение.

Харт считает, что при помощи такого подхода, соединив а) права собственности на материальные активы и b) возможность собственника определять кем и каким образом эти активы используются, можно объяснить многое, чего все эти теории не могли объяснить по отдельности, например, преимущества и недостатки объединения фирм и то, как меняются при этом стимулы собственника.

30. Теория неполных контрактов (разбор Модели Гроссмана-Харта)

Существуют два ключевых правомочий — право на остаточный доход и право на принятие остаточных решений. Из-за высоких трансакционных издержек многие контракты страдают неполнотой, так как лишь небольшая часть будущих решений – кто что должен делать при наступлении того или иного события – поддается точной спецификации. Право же на принятие остальных решений (специально не оговоренных в контракте) по умолчанию закрепляется за владельцем наиболее специфических ресурсов, для которого оно представляет наибольшую ценность.

Основная проблема связана с инвестициями в специфические активы. Конкуренция ex ante превращается в монополию ex post…Стороны, инвестирующие в специфические активы стараются заключать LR контракты.

Однако, контракты являются неполными, т.к.:

невозможно предопределить все события в бедующем

стороне может быть выгодно оставить контракт неполным

некоторые вещи сложно доказать в суде.

Следовательно неполнота возникает из-за:

состояния природы,

качественных характеристик транзакции,

того, что некоторые действия не доказуемы для аутсайдера.

Модель Гроссмана-Харта

Ситуация: Взаимодействие двух фирм (покупатель-продавец).

t=1 стороны заключают соглашение о покупке базового товара в t=2

Стороны знают, что в t=2 возможно увеличение качества, но не знают, на сколько оно ценно для покупателя.

В t=1 они не могут прописать в контракте возможное улучшение качества

В t=2 они могут пересмотреть условия.

В t=2 происходит поставка товара.

t=1 I t=2 C t=3

стороны издержки поставка

узнают продавца товара

хар-тики

улучшения

— они принимаю решение об уменьшении

, т.е. покупатель для увеличения π может инвестировать I в специфические активы. Величина π известна контрагентам, но не известна аутсайдерам. Инвестирование зависит только от покупателя.

Пусть

Социальный оптимум (совокупность прибыли участников от изменения качества):

, где (v-c) – это потребительский излишек.

Следовательно:

Пусть стороны максимизируют свою собственную прибыль. В t=1 невозможно производить изменение качества, а в t=2 – возможно.

Случай 1. Отсутствие интеграции.

В t=2 стороны могут торговаться об изменении.

Пусть потребительский излишек делиться пополам (одинаковая переговорная сила). Покупатель

Если стороны не интегрированы, то решение покупателя о снижении I приведет к

Случай 2. Право на принятие решения принадлежит продавцу. Если стороны не договариваются отдать право продавцу, то продавец не будет инвестировать. Следовательно он не получает выигрыш и инвестирование происходит на уровне I**.

Случай 3. Контроль у покупателя.

t=1 покупатель платит продавцу за то, что он дает ему право принимать решение в t=2

Пусть право собственности и право принятия решения может передавать суд.

Покупатель всегда будет хотеть улучшения, даже для v=0, т.к. ему от этого не хуже. Следовательно продавец в t=2 может доплатить покупателю, лишь бы не производить улучшения. Пусть, если , то продавец готов заплатить c/2.

Покупатель:, , A — платит покупатель за право принятия решения в t=1.

=> Покупатель переинвестирует.

=>

Если То покупателю будет выгодно заплатить продавцу за право принимать решение.

Следовательно продавец потребует:

Выводы:

Отношения между сторонами могут быть организованы таким образом, что всякие вещи, которые в контракте прописаны быть не могут, приписываются к исполнению за счет тех, которые прописаны в контракте. Такие соглашения могут регулироваться судом.

Распределение прав на принятие решений влияет на стимулы к инвестированию в специфические активы, а эти стимулы влияют на эффективность отношений в целом.

31. Внешние механизмы обеспечения дисциплины менеджеров.

Не обеспечиваются в рамках конкретного контракта. Показатель – фондовый рынок.

Угроза поглощения (один из самых действенных механизмов) – при поглощении менеджер рискует потерять свою должность. Следовательно он приложит все свои усилия, чтобы компания мыла экономически сильной. Команда менеджеров будет бороться за сохранения контроля над ресурсами фирмы.

Кредиторы и угроза банкротства – Цели кредиторов и акционеров не совпадают, у кредиторов есть мотивы для контроля деятельности менеджеров, т.к. они хотят вернуть долг, поэтому они собирают информацию о фирме и оказывают давление for control.

Товарные рынки –При совершенной конкуренции фирмы получают нулевую прибыль в LR. В такой среде неэффективные фирмы не выживут, т.к. нельзя переложить высокие издержки на покупателей в виде высоких цен => они терпят убытки и закрываются, т.е. неэффективность менеджмента вытесняется жестокостью конкуренции.

Рынок труда менеджеров (механизм репутации) – издержки отсутствия кооперации между менеджерами (хищническое отношение между деловым партнерами) и забота о SR прибыли (как показатель эффективной деятельности менеджера), а не о LR. Менеджеры будут убеждать акционеров в том, что они работают эффективно; работают плохо => могут быть уволены, а это негативный сигнал на рынке труда; забота о краткосрочной прибыли, отсутствие кооперации между менеджерами

32. Внутренние механизмы обеспечения дисциплины менеджеров.

Обеспечиваются в рамках конкретного контракта.

Оплата по результату – система бонусов, премий, доля прибыли, комиссионные, предоставление менеджеру части акций, стимулирует менеджера максимизировать прибыль, т.к. он получает долю прибыли в качестве оплаты труда. Риск распространен не эффективно: Агент работал хорошо, но П<0.

Проведение мониторинга – сопряжен с издержками, но позволяет акционерам знать больше о вкладе менеджеров в работу, он позволяет также заключать новые контракты с менеджерами на основе более достоверной информации.

Залог (оплата по стажу) – менеджер оставляет залог, который он теряет в случае, если будет обнаружено, что он отлынивает от работы или работает недостаточно усердно. Проблема: отсутствие возможности у менеджера расстаться с требуемой суммой.

Сделай сам (принципал берет все на себя) – проблема принципал – агент связана с тем, что агент от лица принципала действует в собственных интересах, поэтому одно из решений: принципал может сам осуществлять то, для чего ему нужен агент. Проблемы: безбилетники и отсутствие выгод от специализации.

Реорганизация менеджмента – ротация кадров внутри фирмы. Для снижения риска у акционеров есть возможность реорганизовать систему менеджмента фирмы (например, ротация обязанностей), но т.к. информация асимметрична, вряд ли этот способ поможет устранить проблему.

Эффективная заработная плата – из доклада: необходимо назначить такую зарплату, чтобы в условиях когда работодатель не может полностью контролировать работника, у работника не было стимулов отлынивать от работы. Этому способствует наличие безработицы, которая является вынужденной в виду того, что нет лишних вакансий.

33. Создание эффективных прав собственности (Herschel Grossman)

Основная идея: автор полагает, что ресурсы затрачиваются не только на производство, но и на создание эффективных прав собственности, это не согласуется с традиционным подходом, где права собственности заданы изначально.

Общие предпосылки обеих моделей: ресурсы быстротечны и не возобновляемы, государство – не более, чем просто агент.

1-я модель, «Общий котел»:

n + 1 – индивидов,

(n+1)E – количество общедоступных и делимых ресурсов (необходимо для производства)

Механизм присвоения:

ei = (ri / (ri + ∑ rj)) * (n + 1)E

ei — количество присвоенных ресурсов i-м агентом

ri — количество времени и усилий, затраченных на процесс присвоения

Вывод: доминирующая стратегия – затрачивать хоть какие-то усилия на присвоение, в котле ничего не останется.

Производственная функция: ci = eiα*li1-α, 0<α<1, ci — произведенные товары и услуги, li — количество времени и усилий, затраченных на процесс производства.

Задача максимизации: max ci , ri + li =1. Решение: ri / li =(n/(n+1)) * (α/(1-α)).

2-я модель, «Умелые ручки»:

2 агента, у каждого одна единица времени и усилий, они сами создают ресурс, но вступают за него в борьбу.

h — затраты времени и усилий на защиту

g — затраты времени и усилий на атаку

pi — доля собственного ресурса, полученная i-м агентом, в результате успешной защиты

1-pi — доля ресурса, созданного i-м агентом, полученная j-м агентом, в результате успешной атаки

pi = 1/(1+θ*(gj/hi)) при gj > 0

pi = 1 при gj = 0, θ – коэффициент эффективности атаки по отношению к защите

Механизм присвоения:

ei = pi*E + (1-pj)*E

Производственная функция: ci = eiα*li1-α, 0<α<1, ci — произведенные товары и услуги, li — количество времени и усилий, затраченных на процесс производства.

Задача максимизации: max ci , hi + gi + li =1.

Решение: hi/li = gi/li = (θ /( θ +1)^2) * (α/(1-α)).

Как обезопасить собственный ресурс от посягательств:

фиксированные издержки на атаку: gj = gj – k

социальная норма – помощь в защите: hi = hi + p

повторяющееся взаимодействие

сдерживание: gj = f(hi), при малых θ

33. эффективная система прав собственности и ее свойства.

Система прав собственности – это те отношения порядка, те институты регламентации, которые возникают между людьми по поводу использования ограниченных благ. Система прав собственности состоит из:

— самих прав собственности 1-го, второго и третьего порядков:

владение – свобода распоряжаться активом любым образом, в т.ч. – передавать его в собственность другому лицу или уничтожить.

распоряжение – весь объем полномочий пользования + возможность передать право пользования другому лицу (напр. сдать в аренду), право извлекать и присваивать доход от коммерческого использования актива.

пользование — право только пользоваться данным активом в установленном хозяином (собственником) порядке.

— системы гарантий прав собственности.

Система прав собственности эффективна, когда (при прочих равных) лица, принимающие решения, полностью отвечают как за позитивные, так и за негативные последствия своих поступков. Т.е. когда собственник как обладатель права на остаточный доход (доход от актива, остающийся после осуществления всех связанных с этим активом контрактов) совпадает с собственником-обладателем права выбирать вид использования актива из класса разрешенных видов.

Свойства эффективной системы прав собственности.

Обычно выделяют три свойства эффективных прав собственности:

четкость, однозначность

приводимость в действие. (Реализуемость)

обмениваемость.

Четкость и однозначность

Во-первых – ясность, или транспарентность для участников права собственности. Участники отношений собственности должны осознавать свои права. Пример – собственность жильцов на подъезд жилого дома (всем было бы приятнее жить в чистом и охраняемом подъезде, но жильцы не осознают свою собственность на эту территорию и поэтому не благоустраивают ее). Пример из Кузьминова, имхо – типичное фрирайдерство.

Во-вторых – спецификация прав собственности по отношению к свойствам объекта (delineation, см. следующий вопрос).

Реализуемость

государственная истема (закон и ср-ва принуждения)

обычай

мафия

собственная сила

Обмениваемость

перераспределение путем насилия или дарения (в неразвитых обществах)

административное перераспределение (бюрократические и корпоративные общества)

рынок прав собственности

Теорема Коуза (условие эффективности прав собственности при ненулевых транзакционных издержках): Парето-эффективное равновесие достигается, когда права собственности на объект принадлежат агентам, у которых максимальный предельный доход от использования объекта (доставший всех пример с домом отдыха на водоеме и загрязняющим заводом).

34-35. Проблема тонкого ограничения прав собственности и недоопределенность прав собственности.

В законодательстве любой страны существует прямое правило, согласно которому использование вашей собственности те должно наносить прямого ущерба собственности других лиц. Тем не менее, на практике права собственности ограничиваются и во многих других случаях. Тонкое ограничение прав собственности имеет место, когда ограничивается такое право использования собственности отдельным лицом, которое связано с негативными внешними эффектами, но которое не наносит чужой собственности прямого очевидного и постоянного вреда.

Рассмотрим завод, который загрязняет воздух (или ограничение на количество вредных примесей в автомобильном выхлопе). Законодательство, ограничивающее использование «грязных» технологий, ограничивает права владельцев завода, а законодательство, разрешающее такие технологии, ограничивает права жителей окрестных городов. (хотя выбросы и рассеиваются в воздухе, в конечном итоге, жители от них страдают).

Тонкое ограничение прав собственности возникает, когда парето-оптимальное распределение прав собственности недостижимо через рынок прав собственности, например из-за асимметрии информации или проблемы безбилетника (жителям станы трудно оценить ущерб, наносимый им выбросами с завода, а также трудно выработать условия договора, которые бы устроили их всех), а законодательно право собственности на сложный объект, использование которого ведет к внешним эффектам, не может быть полностью урегулировано (кому, и в каких пределах предоставить право собственности на атмосферу?).

В этом и заключается проблема недоопределенности прав собственности и связанное с ней понятие “delineation”, т.е. спецификация прав собственности, или «урегулирование всех возможных случаев использования того или иного объекта». Если говорят, что объект “delineated”, или “completely delineated”, это означает, что все возможные способы его использования полностью предусмотрены. В реальной жизни это невозможно, всегда существует некая зона правовой неопределенности, порождающая конфликты.

Недоопределенность прав собственности неразрывно связана с технологическим прогрессом, так как в результате прогресса возникают новые, ранее непредвиденные способы использования объекта, а вместе с ними – и новые внешние эффекты. Например, развитие авиации и горнодобывающей промышленности породило проблему «цилиндра прав собственности» — определения прав собственности не только на участок земли, но и на воздушное пространство над ним и недра под ним.

36. Права собственности в неоклассической теории

В базисной неоклассической модели неявно присутствует следующее допущение: все права, имеющие ценность, в том числе право на воздушные потоки, на пространство вокруг нас и солнечные лучи, находятся в частной собственности и не подлежат ограничению со стороны государства. Права собственности считаются четко специфицированными, собственность является частной и не меняет своего характера, распределение собственности не оказывает влияния на эффективность экономической деятельности. Индивидуальные потребители имеют в собственности различные ресурсные наборы, которые продают фирмам, использующим их в соответствии со своими различными технологиями для производства. Распределение ресурсов становится Парето — эффективным. Необходимо регулировать лишь четкое соблюдение прав собственности. Эту роль выполняет государство за плату в форме налогов.

Неоклассическая теория строилась на идеях А. Пигу, который обосновывал необходимость государственного вмешательства в экономику для коррекции «провалов рынка» т.е. экстерналий, возникающих, когда индивид пользуется своими правами. Чем теснее социальные связи, тем больше внешние эффекты и сложнее их регулировать. Он выступал за установление налогов на деятельность, вызывающую отрицательные внешние эффекты, и за субсидирование деятельности, сопровождающейся положительными внешними эффектами. Существование экстерналий вызывает расхождения между частными и социальными издержками (по формуле: социальные издержки равны сумме частных и экстернальных, то есть возлагаемых на сторонних лиц).

Теорема Коуза вскрыла несостоятельность такого упрощенного подхода к проблеме экстерналий. В ней утверждается: «если права собственности четко определены и трансакционные издержки равны нулю, то размещение ресурсов (структура производства) будет оставаться неизменным и эффективным независимо от изменений в распределении прав собственности». Тем самым предполагается, что в условиях нулевых трансакционных издержек (а именно из них неявно исходила неоклассическая теория) рынок способен справляться с внешними эффектами сам, без всякого вмешательства государства. Когда закон не запрещает заключать сделки по поводу внешних эффектов (т. е. налоги Пигу, компенсации и т.п.), «провалов рынка» не происходит и государство лишается оснований для вмешательства с целью корректировки рыночного механизма.

Если трансакционные издержки равны нулю, то форма институциональной реакции на внешние эффекты с точки зрения эффективности окончательного размещения ресурсов не имеет значения. Спецификация прав собственности с последующим их обменом равноценна установлению налога Пигу, введению количественных ограничений или вертикальной интеграции.

Пример. Если фирма загрязняет воздух и имеет право собственности на этот воздух, страдающие жители близлежащей деревни кооперируются и платят фирме за снижение производства до социально оптимального уровня. Если права собственности у жителей – они получают плату от фирмы за право производства на «их» территории.

проблема социальных издержек снимается, государство не нужно.

Иллюстрация теоремы Коуза на коробке Эджуорта.

Рассмотрим катание на мотоцикле по улицам посёлка, которое является благом для юноши, обкатывающего новый мотоцикл и антиблагом для пожилого жителя посёлка (шум двигателя). Две стороны коробки представляют количество часов езды на мотоцикле (вертикальная ось) и деньги на остальные блага для юноши (горизонтальная). На сторонах коробки в перевёрнутом виде – отсутствие мотоциклетного рокота и деньги для жителя.

Пусть точки K и L – исходное количество денег индивидуумов. KL – первоначальный уровень благосостояния. Исходная аллокация была бы однозначно определена, если бы между мотоциклистом и жителем посёлка каким-то образом было распределено право на мотоциклетную езду. Если юноша имеет право ездить на мотоцикле 8 часов в сутки, то исходная аллокация – точка K. L – точка, когда у жителя есть право запретить мотоциклетную езду. Если законодательство таково, что юноша в течение 2-х часов ездит на мотоцикле, а за превышение этого лимита – доплачивает жителю, то исходная аллокация – точка H.

Предположим, юноша катается ещё 2 часа и платит за это LR. Результат – Парето — эффективная аллокация F. Аналогично, при исходной точке K, права у юноши, и житель платит ему KN за то, чтобы он ездил на 2 часа меньше. Результат – Парето – эффективное G.

Если право на производство или запрещение внешних эффектов закреплено за экономическими субъектами, то и при наличии внешних эффектов рынок может обеспечить Парето — эффективное состояние в экономике независимо от того, кому принадлежат эти права.

H

O1

O2

F

G

M2

M1

L

R

K

N

8

6

4

2

При этом величина внешнего эффекта и распределение благосостояния зависят от распределения прав собственности. Когда предпочтения индивидуумов квазилинейны, точки касания кривых безразличия находятся на одной прямой, и величина внешнего эффекта одна и та же кому бы ни принадлежали права собственности на внешний эффект – это иллюстрация теоремы Коуза.

37. Определение и характеристики системы прав собственности.

Система прав собственности – это совокупность методов предоставления конкретным индивидам полномочий выбирать любой способ использования конкретных благ из класса незапрещенных способов использования этих благ.

38. Классификация прав собственности

Уровни прав собственности (3 уровня)

Владение. Человек может распорядиться своим активом любым образом – продать, уничтожить. В экономическом смысле есть полная собственность.

Распоряжение. В условиях распоряжения человеку делегируют право владения. Но у него уже нет права на окончательное отчуждение актива, но есть право на извлечение и присвоение дохода от коммерческого использования данного актива.

Пользование. При пользовании человек имеет право только пользоваться данным активом в установленном хозяином (собственником) порядке, но не имеет сдавать актив в аренду.

Остаточные права

Допустим, мы заключили полный контракт. Естественно, никаких остаточных прав у сторон в этом случае не возникает. Но в реальности полного контракта не существует. То есть в неполном контракте стороны будут нести некие остаточные эффекты. Остаточные эффекты представляют собой те права и те полезные эффекты, которые не перераспределились или нечаянно перераспределились (например, покупка червивого яблока представляет собой негативный остаточный эффект).

39. Проблемы связанные с коллективной собственностью и собственностью открытого доступа

Коллективная частная собственность – это должным образом оформленная доля в предприятии или в определенном ресурсе. Доля в предприятии может выражаться в облигациях, акциях, привилегированных акциях и пр. Доля в ресурсе предполагает наличие определенных прав собственности (обычно с ограничением или без ограничения продажи); как пример, члены жилищно-строительного, гаражно-строительного или садового кооператива.

Общая собственность (собственность открытого доступа, разборная собственность) – это собственность на ресурсы, использование которых не ограничивается никакими нормативами, либо эти нормативы неэффективны (их несоблюдение не наказывается), т.е. права на эту собственность плохо определены. В частности: воздух, вода, лес.

Классический пример – грибной лес (нет возможности контролировать грибников и пр.).

Важно: собственность открытого доступа наименее эффективна применительно к

использованию ресурса (ценные естественные ресурсы растаскиваются людьми

без меры).

В чистом виде собственность открытого доступа встречается редко.

В экономической литературе –только– «рыболовное хозяйство» (Варминг Д., Гордон С.).

Модель Варминга-Гордона описывает т.н. “crowding” problem (проблема “толкотни”).

Идея: Q = P*N*M. С одной стороны, каждая добавляемая лодка должна вылавливать столько же рыбы, сколько и каждая из начинавших лов в этом месте. В реальности объем улова Q падает тем сильнее, чем больше добавляется лодок. Рыбаки сталкиваются с естественным ограничением производительности ресурса (моря).

Два взгляда на эту проблему – статический и динамический:

Статическая модель – Варминг-Гордон – процесс естественного воспроизводства рыбы рассматривается как данность (действует закон предельной производительности). Равновесие достигается разорительным для общества способом.

Динамическая модель – Босеруп Э. – есть естественный, не зависящий от людей процесс воспроизводства рыбы. Чтобы он шел, необходимо сохранять в море определенное количество рыбы, а остальную рыбу можно вылавливать.

В принципе, море поделить можно, но слишком дорого.

Итог: слишком высокие издержки выделения и охраны собственности ведут к образованию де-факто анклавов общей, или разборной собственности, хотя де-юре они не всегда таковыми являются.

Примеры зон собственности открытого доступа, которые своим появлением обязаны резко выросшим в абсолютном / относительном выражении издержкам охраны собственности:

Садово-огородные участки, расположенные за 100 км от Москвы.

Большие предприятия в России в период т.н. стихийной приватизации.

40. Виды гарантий прав собственности

Гарантии прав собственности — это фактически общественный вклад в ваши права собственности. Существует три вида гарантии прав собственности: принуждение, информация, страхование.

Принуждение. Гарантии обеспечиваются обществом путем создания механизма принуждения к соблюдению установленной принадлежности и объявления, что такой механизм есть и действует. Этого механизма боятся, в силу чего права собственности не нарушают. Механизм состоит из регламента, потенциально где-то имеющегося человека с ружьем, тюрьмы, в которую вас могут посадить. Человек с ружьем, тюрьма не прилагаются непосредственно к вам или к каждому объекту собственности. Они просто где-то существуют. Однако они приводятся в действие, когда кто-то нарушает регламент.

Информация. В обществе должны существовать информационные системы, которые обеспечивают людей информацией о принадлежности того или иного объекта собственности. Пример: приватизация квартиры получение титула собственности.

В нашей экономике главная проблема гарантии прав собственности на уровне информации — проблема регистрации акций. До недавнего времени реестр акционеров могла вести сама компания или нанимать для этой цели любую, даже сомнительную, фирму. А потом акционер, купивший акции, вдруг узнавал, что владеет не 20 %, а 3 % акций, потому что так записано в реестре. Происходило это сплошь и рядом — ведь регистратор был частный, неподвластный никакому общественному контролю, никакому закону.

Страхование. Данный вид гарантий собственности является неотъемлемой чертой цивилизованного мира. Эти гарантии чаще применяются к хозяйственной деятельности как к таковой, но можно говорить и о страховании неподвижных, не находящихся в хозяйственном обороте объектов собственности (например, личного автомобиля или дома).

42. Права собственности в обществах без государства

Известно, что открытый доступ, разборная форма собственности уменьшает благосостояние общества. Для ограничения открытого доступа и поддержания исключительных прав собственности общество выработало следующие четыре группы механизмов.

1) Система насилия и угроза применения насилия (причем угроза насилия часто важнее самого насилия).

2) Система ценностей или идеология, присущие данному обществу, которые влияют на стимулы индивидов и снижают издержки защиты прав собственности. Скажем, если общественная идеология или некие свойственные обществу ценности блокируют стратегию “безбилетника”, издержки по защите прав собственности будут гораздо ниже.

3) Обычаи и законы, основанные на обычаях, а не установленные государством. Это правила в разного рода негосударственных обществах (например, в общинах), согласно которым формируются кланы, “группы вендетты” и т.д.

4) Правила, которые вводятся государством или его агентами любого рода (конституция, правовая система и пр.).

Чтобы изучить влияние этих механизмов и, в частности, понять, насколько важна здесь роль государства, рассмотрим сначала первые три группы механизмов, которые действуют в обществах, где государство отсутствует.

У общества, в котором отсутствует государство, прежде всего возникает проблема защиты своих ресурсов от нападения. Проблема эта иллюстрируется обычно на дилемме заключенного.

Есть две группы индивидов — А и В, — каждая из которых обладает неким ресурсом и может выбрать либо агрессивную, либо неагрессивную (пассивную) стратегию. Например, у каждого из двух средневековых семейств есть 10 замков (10 единиц собственности). Если оба семейства предпочитают неагрессивную стратегию (т.е. не посягают на собственность друг друга, признавая друг за другом исключительные права собственности на эти ресурсы), то они остаются при своих ресурсах. Если оба семейства решают посягнуть на собственность друг друга, то между ними происходит борьба, в результате которой часть ресурсов теряется. Если же одно семейство придерживается неагрессивной стратегии, а другое — агрессивной, то агрессор захватывает часть ресурса пассивного участника конфликта или почти весь его ресурс (если тот вообще не строил никаких укреплений и не содержал войска). Очевидно, что в этой ситуации равновесие будет таковым, что оба предпочтут агрессию, потому что агрессия в данном случае является доминирующей стратегией.

 

В

Агрессивная

стратегия

Пассивная

стратегия

 

А

Агрессивная

Стратегия

4; 4

18 ; 2

Пассивная

Стратегия

2;18

10; 10

 

Но это неэффективный результат, и в интересах обоих семейств обеспечить такое состояние, когда оба они выбирали бы не агрессию. Чтобы решить данную проблему, требуется внести соответствующие изменения, которые сделают выбор агрессивных стратегий непривлекательным (скажем, путем каких-нибудь внешних ограничений изменить относительный вес этих стратегий в нужную сторону). Например:

 

В

Агрессивная

стратегия

Пассивная

стратегия

 

А

Агрессивная

стратегия

4; 4

0; 0

Пассивная

стратегия

0; 0

0; 10

 

Классический пример установления системы защиты своей собственности в отсутствие государства — период “золотой лихорадки” в Калифорнии. Там был некий ресурс — участки земли, имевшие какую-то ожидаемую ценность (ее можно было извлечь, добыв на участке золото). Была группа старателей — обладавших недюжинной физической силой, хорошо вооруженных мужчин, каждый из которых, в принципе, мог убить любого другого. Тем не менее, даже в отсутствие государства у них возникли эффективные механизмы защиты своей собственности, и собственность перераспределилась таким образом, что все они стали обладателями одинаковых в плане ожидаемой полезности участков земли.

Чтобы понять, почему так получилось, предположим, что изначально там было два индивида, одному из которых принадлежал большой участок земли, а другому – маленький. Последний, принимая решение о распределении своей силы либо на добычу золота, либо на нападение, считал эффективным для себя выделить часть своих трудовых ресурсов на захват дополнительного участка земли. И борьба между ними шла до тех пор, пока распределение не достигало эффективного состояния. А когда они оба оказывались владельцами одинаковых по размеру участков, каждому становилось выгоднее заниматься защитой и возделыванием своего участка, нежели отъемом у другого части его участка.

Правда, здесь мы рассматриваем индивидов, как чистых эгоистов. Если мы рассматриваем рыночные взаимодействия, то в этих индивидах действительно имеет смысл видеть людей, максимизирующих собственную полезность. А при рассмотрении нерыночных взаимодействий возрастает значение социальных факторов, и большую роль начинают приобретать обычаи и идеология (см. Лекцию 2, критика методологического индивидуализма).

Итак, во-первых, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе связан с тем, что людям, как чистым эгоистам, в некоторых ситуациях просто невыгодно осуществлять нападение на чужую собственность.

Во-вторых, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе – это т.н. “группы мщения”, или “группы вендетты” (обычай вендетты, скажем, существует на той же Сицилии и сегодня). Зная об этих группах, вы понимаете, что вам отомстят, если вы нападете на члена могущественного клана или покуситесь на его собственность. Подобные механизмы были очень сильно развиты в обществах, где отсутствовало государство. Другой пример — родственные группы. В этом случае, правда, существовала проблема “free riding”. Кто-то мог и засомневаться в необходимости рисковать собой и мстить за соплеменника. Но возможность проявления стратегии “безбилетника” элиминировалась тем, что человеку, ее проявившему, грозило наказание за пренебрежение интересами группы.

В-третьих, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе – это некий механизм компенсации, тоже крайне распространенный в первобытных обществах. Так, охотясь на чьей-либо территории, вы были обязаны компенсировать владельцу нарушение его прав каким-нибудь актом дарения или передачи.

К этой же группе относится, например, механизм экзогамии. Экзогамия – обычай, запрещающий внутриплеменные браки. Эндогамия – обычай заключения браков внутри племени. Экзогамные и эндогамные табу — одни из тех правил, которые очень четко соблюдались в первобытных обществах. Если вы, женившись на девушке из другого племени, по какой-то причине напали на ее соплеменника, вы тем самым автоматически нападаете на какого-то ее родственника (отца, брата, деда и т.д.), что порождает дополнительные издержки по нарушению прав собственности людей того племени. Кстати, этот сюжет встречался и в советских фильмах — председатель колхоза считал, что его колхозник может устроить счастливую совместную жизнь только с девушкой из их же колхоза (типичный пример эндогамии).

Подобного рода правила, казалось бы, не имели никакого отношения к экономической жизни. Однако на самом деле они очень четко регулировали защиту прав собственности, хотя, возможно, и не были на это рассчитаны.

Механизмы защиты прав собственности и структура этих прав в разных первобытных обществах были очень различны и, тем не менее, имели ряд общих черт. Об их схожести, в частности, говорит Познер, который изучал право и экономику прежде всего в контексте примитивных обществ. Он объясняет это:

необычайно высокими информационными издержками;

высокими материальными издержками;

издержками, связанными с тем, что людям были неизвестны законы природы;

неразвитостью системы записей (существовали только примитивные схемы отмечания дат);

отсутствием письменности как таковой, что исключало передачу опыта через письменные источники;

примитивными технологиями измерения и коммуникации.

Т.е. поле выбора в этих обществах было крайне ограничено, и именно поэтому механизмы защиты прав собственности столь похожи друг на друга. Технологии их производства были крайне примитивны. Для них характерно очень простое, домашнее производство при отсутствии специализации, поэтому интенсивного обмена не возникало, а, соответственно, не возникало и необходимости в защите прав этого обмена. Спрос на измерения и защиту контрактов был очень невелик. В таких обществах контрактное право было крайне неразвито и регулировало лишь три группы событий:

реорганизацию семьи (правила женитьбы — экзогамность, эндогамность — и связанные с ними ритуалы, что было важно, ибо при женитьбе происходило некое перераспределение собственности);

обмен внутри одного хозяйства или внутри родственных групп;

способы дарения и передачи.

Одна из немногочисленных форм сложных трансакций, свойственных таким обществах, порождалась необходимостью страховаться от голода. Дело в том, что примитивная технология хранения произведенного продукта не позволяла делать существенных запасов. Ввиду отсутствия государства не было возможности учредить налоги, чтобы таким образом перераспределить общественный ресурс. В первобытном обществе нельзя было учредить формальные институты и формальные рынки страхования. И поэтому возникали внутренние механизмы, внутренние институты страхования, которые не позволяли человеку умереть с голоду.

Например, одна из форм страхования — разделение общей добычи (о чем уже говорилось в Лекции 2). Другая форма — различного рода родственные обязательства. Кроме того, в первобытных обществах считалось престижным осуществлять дарение. Скажем, потлач (Кузьминов потлач просто обожает и сует его во всех темах) устраивался не потому, что человек был нерационален, а потому, что в данном обществе система институтов была устроена так, что для него было престижнее (и в этом смысле выгоднее) дарить, нежели накапливать добро. И, конечно, не последнюю роль играли правила формирования семьи, т.е. правила женитьбы. Мы опять возвращаемся к тому, что экзогамия и эндогамия определялась скорее экономическими причинами. Таким образом, получается, что в примитивных обществах экономическая подоплека обмена — не специализация производства, как в развитых обществах, а скорее страхование от голода. Конечно, как и в любом страховом деле, здесь возникает проблема неблагоприятного отбора, но в примитивных обществах она обычно минимизируется различного рода социальными нормами.

Итак, мы выяснили, что существует группа теорий, которая лишь экзогенным образом рассматривает государство, и перечислили их преимущества и недостатки. Мы выделили четыре группы факторов, которые влияют на поддержание тех или иных сформированных прав собственности. Из них три мы отнесли к негосударственным обществам, а четвертый — к государственным. На примере общества без государства мы показали, каким образом работают негосударственные механизмы защиты прав собственности. Далее в курсе мы еще разберем модели, в которых государство рассматривается, не как набор определенных групп интересов, а как некоторый механизм, который принимает решения на основе своих издержек и выгод.

41. Концепция остаточных прав и остаточных эффектов (а где концепция остаточного контроля и остаточного дохода) (RESIDUAL CLAIMS AND RETURNS)

1. Понятие остаточных прав

Концепция остаточных прав и остаточных эффектов была изложена Алчианом и Демсецем в их знаменитой статье «Продукция, информационные издержки и экономическая организация» (1972). Эта статья повлияла на формировании методологии нового предмета «Право и экономика» («Law and Economics»).

Чтобы понять, что такое «остаточные права», для начала надо понять, что такое исчерпывающий, идеальный контракт. В таком контракте у нас есть два партнера А и В, у А есть яблоко, у В есть два рубля, и они меняются ими. Между ними заключается некий контракт. В нем должны быть предусмотрены абсолютно все возможные распределения эффектов от этого обмена, абсолютно все возможные распределения прав на эти два находящихся в динамике (в процессе передачи) объекта в результате решительно всех обстоятельств, которые могут возникнуть. Скажем, яблоко гнилое, яблоко червивое, отменили деньги, А умер, В умер, умерли и А, и В, после землетрясения А и В не могут найти друг друга, и т.д. Особенность полного контракта в том, что он стремится к бесконечности. Если мы заключили такой контракт, то, естественно, никаких остаточных прав у сторон не возникает.

Однако в реальной жизни полных контрактов не бывает. Даже в совсем простом обмене мы не можем предусмотреть всех возможных вариантов. В контрактах, которые люди заключают между собой, не все права собственности оказываются специфицированными. Т.е. в неполном контракте А и В будут нести некие остаточные эффекты. Например, если А передал яблоко, В передал деньги, и у В это яблоко тут же украли, то негативный остаточный эффект несет В (так как сделка не была застрахована от третьей стороны).

Итак, в реальности либо сторона А, либо сторона В, либо обе эти стороны обязательно будут нести некие негативные эффекты, а также, естественно, некие позитивные эффекты (если А ухитряется всучить В гнилое яблоко, то А несет позитивный эффект). Такие моменты собственности не описаны в контрактах, поэтому они называются «residual» («остаточные»). Это — то, что остается после описанного в контракте. Остаточные эффекты представляют собой те права и те полезные эффекты, которые не перераспределились или нечаянно перераспределились (так, червивое яблоко представляет собой негативный residual return).

2. Модель

Более полно концепция остаточных прав и остаточных эффектов видна на примере фирмы. Такую модель создали Алчиан и Демсец. Они рассматривают простую кооперацию, командную работу (team work), когда все участники занимаются достаточно однородным трудом: например, несут большое бревно, причем столь длинное, что первые и последние из несущих его рабочих друг друга не видят. Наблюдать друг за другом в полной мере они не могут, поэтому кто-то может отлынивать от работы. После переноса бревна им заплатят фиксированную сумму, которую они поровну поделят между собой.

В случае простой кооперации у членов команды возникает две проблемы. Во-первых, это проблема отлынивания (кто-то тянет канат изо всех сил, а кто-то — вполсилы) и, во-вторых, это проблема «безбилетника» (ведь они-собираются поделить результаты). Значит, кто-то может выиграть от того, что будет отлынивать. Это вполне реальная проблема, которая возникает в teamwork.

Каким образом членам команды осуществлять управление и контроль за собой? Алчиан и Демсец говорят, что для них наиболее экономически эффективно выделить одного человека, освободив его от переноски бревна, и делегировать ему права надзирать за носильщиками бревна (обходить строй и смотреть, чтобы никто не увиливал), увольнять тех, кто не старается, и нанимать новых носильщиков, т.е. сделать его менеджером команды. Однако трудно представить, что у него не возникнет свой интерес. Скажем, он может вымогать деньги с тех, кто работает вполсилы, но боится потерять место. Он их не будет увольнять, команда будет нести потери, а он будет набивать в это время свой карман.

«А кто будет надзирать за ним самим?» — спрашивают Алчиан и Демсец. Если для надзора за надзирателем нанять еще одного человека, то в данной или последующей итерации это окажется экономически невыгодным (расходы на такой надзор превысят ожидаемый позитивный результат).

Алчиан и Демсец считают, что есть один путь повысить эффективность работы надсмотрщика в отдельности и команды в целом — сделать надсмотрщика хозяином всего продукта (хозяином предприятия по переноске бревен). Они доказывают, что в этом случае со всеми участниками команды будут заключены фиксированные контракты. Скажем, у нас есть 50 человек, которые договорились перенести бревно за 50 рублей (т.е. каждый из них за 1 рубль). Прежде, чем приступить к работе, они выделили из команды одного человека, и их стало 49+1. Если они этого человека сделают хозяином (т.е. человеком, имеющим право увольнять и нанимать на работу), то он уволит, скажем, пятерых наиболее неэффективно работающих и примет трех более эффективно работающих на ту же фиксированную плату — один рубль за переноску бревна. Таким образом, в команде станет 47+1 человек. 47 человек получат фиксированный доход 47 рублей. Он получит то, что останется: 3 рубля. И все участники команды будут довольны, ибо пострадают только те, кто не несет бревна, а те, кто его несет, не пострадают, чего, собственно, они и добивались. С точки зрения распределения ресурсов, работа сделана наиболее эффективно.

Таков экономический путь формирования хозяина. Именно хозяин, собственник фирмы получает остаточный доход (residual income). Если он хозяйствует плохо, его остаточный доход может оказаться и минус 3 рубля. Если он набрал столь слабосильную команду, что и 52-м человекам тяжело нести бревно, и он вынужден нанимать 53-го и т.д., то ему придется оплачивать их работу из своих средств, потому что условия контракта фиксированы. У хозяина есть сильнейший стимул повышать эффективность предприятия в целом и нет интереса пытаться «урвать» что-то за счет предприятия.

Представим себе два предприятия, которые имеют наемных работников с фиксированной заработной платой. У каждого предприятия есть некая возможная прибыль. Их отличие в том, что первым предприятием управляет его хозяин, а вторым — наемный менеджер.

В первом случае, если предприятие хозяйствует эффективно, дополнительный продукт этого предприятия объективно представляет собой добавку не только для хозяина, но и для всего общества и уж, по крайней мере, для данного предприятия.

Во втором случае дополнительный продукт предприятия складывается из прибыли хозяина предприятия и доли наемного менеджера, которую последний попытается увеличить. Сделать это за счет зарплаты наемных работников он не сможет, так как их зарплаты фиксированы. Поэтому он будет стремиться в первую очередь расширить свой доход за счет возможной прибыли (т.е. перераспределить ее внутри самого предприятия в свою пользу), а уже во вторую очередь — увеличить эффективность предприятия в целом. Наемный менеджер попытается создавать дочерние фирмы и, пользуясь своими возможностями принимать решения по реализации продукции, перекачивать в эти принадлежащие ему фирмы прибыль предприятия по заведомо невыгодным контрактам. Логика его действий та же самая, что и логика действий нечестного надсмотрщика, пытающегося брать взятки с тех, кто плохо несет бревно.

3. Вывод и замечания

Алчиан и Демсец сформулировали очень простое правило эффективности прав собственности: при прочих равных условиях экономическая эффективность (или оптимальное распределение ресурсов) достигается тогда, когда лица, принимающие решения, полностью отвечают как за позитивные, так и за негативные последствия своих решений. Это в первую очередь и отличает хозяина.

То, что описали в качестве простейшей модели Алчиан и Демсец, называется «классической фирмой». Классическая фирма — это фирма, в которой собственник не отделен от менеджера. Однако есть три глобальных ограничения на применение данной модели.

1) Во-первых, это ограничения, связанные с неэффективным распределением рисков. Когда один человек (хозяин) принимает решения гигантского масштаба, он, конечно, принимает их в свою пользу, однако он не всегда способен усвоить огромный массив информации, склонен к ошибкам, не может всего просчитать. И общество обычно ограничивает владельца очень крупного состояния в распоряжении этим состоянием, дабы элиминировать последствия его ограниченной рациональности.

Во-вторых, это ограничения, связанные с монопольным эффектом. При неограниченном росте классическая фирма может занять монопольное положение. Чтобы этого избежать, общество вводит определенные ограничения.

В-третьих, это ограничения, связанные с агентскими проблемами. При неограниченном росте классическая фирма становится такой большой, что хозяин уже не может обозреть все свое хозяйство и вынужден делегировать полномочия на все более и более низкие уровни. Здесь возникает проблема агентства, которая превращает то, что было ясно и красиво в классической фирме, в свою противоположность. Классическая фирма имеет некие пределы эффективности, которые ограничены способностью одного человека обозреть свое хозяйство. В условиях унитарной собственности обычно эффективны лишь малое или среднее предприятие.

43. “Наивная” теория.

Чтобы разобраться, как возникают права собственности, нужно рассмотреть несколько теорий, и эти теории имеет смысл разбить на две большие группы. Первая группа теорий рассматривает возникновение прав собственности, никоим образом не учитывая влияние существующих в обществе политических и социальных институтов. При таком подходе государство играет роль “государства за сценой” и не участвует в принятии решений. Вторая группа теорий, наоборот, занимается рассмотрением государственного фактора как центрального в создании той или иной системы прав собственности.

Одну из теорий, относящихся к первой группе, принято называть “наивной” лишь потому, что она чересчур наивно подходит к действительности, оставляя государство за рамками рассмотрения. “Наивная” теория предлагает рассматривать ту или иную систему прав собственности, сравнивая издержки и выгоды от ее существования с издержками и выгодами от ее отсутствия. В отношении какого-то ресурса мы можем поступить двояко: сделать права на него исключительными или разрешить к нему открытый доступ.

В первом случае у нас будут определенные издержки и выгоды (выгоды -собственно из-за исключительности, а издержки – из-за необходимости охранять эту исключительность). Во втором случае мы будем нести издержки, связанные с разобранной собственностью, а также издержки коммуникации между людьми, которые могут добраться до этого ресурса. Основной постулат “наивной” теории и состоит в том, что мы рассматриваем права собственности на определенный ресурс и сравниваем издержки и выгоды от исключительности прав на этот ресурс с издержками и выгодами доступности к этому ресурсу.

Одним из первых приверженцев данной теории был Демсец, который вместе с Алчианом написал знаменитую статью о стимулировании, а кроме того, изучал разного рода первобытные общества, пытаясь проследить на их примере эволюцию тех или иных прав собственности. В своей работе он сформулировал основные постулаты “наивной” теории.

Демсец определил права собственности, как социальный институт, который помогает людям формировать свои ожидания, поскольку, зная эти права, люди могут на их основе просчитать будущие издержки и выгоды и возможное поведение контрагентов. А в отсутствие прав собственности формирование ожиданий было бы просто невозможно — люди не знали бы, как действуют их партнеры, что им выгодно, а что – нет.

Выражение “права собственности определяют, каким образом люди извлекают издержки и выгоды от владения тем или иным ресурсом” означает, в частности, что права собственности определяют, кто должен платить за изменение этих издержек и выгод, т.е. кто и каким образом должен осуществлять интернализацию внешних эффектов. Тем самым права собственности тесно связаны с экстерналиями. По Демсецу, основная функция прав собственности и есть обеспечение стимулов для большей интернализации внешних эффектов. А в таком случае, чтобы проанализировать возникновение или изменение прав собственности, нужно проанализировать, как изменяются в обществе те или иные внешние эффекты с развитием технологии, с ходом исторического прогресса.

Развитие разного рода технологий постоянно сопровождается появлением новых положительных или отрицательных внешних эффектов. Например, загрязнение окружающей среды началось с появлением вредных технологий

Возникновения тех или иных прав собственности в различных обществах обусловлено также историческим развитием. Демсец, изучая восточно-канадских индейцев, пытался проанализировать, как у них сформировались исключительные права собственности на добычу пушнины. Он объяснил это следующим образом. При отсутствии возможности продавать пушнину белым людям, ее альтернативная стоимость для индейцев равнялась нулю. Индейцы использовали бобров лишь для пропитания, и никакого переиспользования собственности не происходило. А как только появилась возможность коммерческой торговли (т.е. резко возросла альтернативная стоимость ресурса), бобров принялись интенсивно отлавливать, и их популяция начала сокращаться. Истощение ресурса и возрастание его альтернативной стоимости привело к вооруженным конфликтам. Тогда и возник стимул к формированию таких прав собственности, которые бы четко определили, кто и на что в этих краях имеет право. В результате, буквально за два десятка лет индейцы перешли от полного открытого доступа к полным эксклюзивным правам собственности на каждый участок, где водились бобры.

А вот судьба американских индейцев совершенна иная — пишет Демсец. — Поскольку охотиться там было не на кого, альтернативная стоимость земли была очень низка. Соответственно, там не было стимулов к формированию таких исключительных прав собственности, они и не сформировались.

Вернемся к восточно-канадским индейцам. Казалось бы, согласно теории Демсеца, после полного закрепления прав собственности популяция бобров должна была резко возрасти и вернуться к оптимальному уровню. Ведь когда проблема переиспользования была элиминирована, каждый владелец участка должен был бы максимизировать приведенную стоимость того ресурса, которым он обладал. Тем не менее, текущее количество ресурса оставалось ниже, чем эффективное. Дело в том, что исключительные права на охоту за бобрами касались только прав на охоту для торговли, тогда как права на охоту для собственного потребления оставались правами открытого доступа. Демсец назвал такое ограничение на эксклюзивность прав “ограничением доброго самаритянина1” (“good samaritan constraint”. Оно не позволяло добиться полной исключительности прав: в противном случае с высокой долей вероятности обществу угрожал бы голод. Фактически данное ограничение выполняло функцию страхования, являясь одним из неформальных институтов страхования

Надо заметить, что, с одной стороны, такая форма страхования была сопряжена с издержками, а с другой — снижала издержки защиты закрепленных прав собственности. Дело в том, что введение ограничения на эксклюзивность прав собственности уменьшает стимулы к их нарушению. Поскольку данное ограничение обеспечивало людей ресурсами, минимально необходимыми для пропитания, у них не было стимулов нарушить эксклюзивные права других индивидов. А умирай они от голода, они, естественно, нарушили бы даже эксклюзивные права. Поэтому, когда вы стоите перед выбором, сохранить ли к некоему ресурсу открытый доступ, или сделать его эксклюзивным, вам среди прочего нужно учесть издержки по защите эксклюзивных прав на него, которые обязательно возникнут, как только вы объявите его своим. Практически все теории, существовавшие в рамках “наивного” направления, рассматривали одно измерение PR – степень исключительности

В 1975 г. Anderson и Hill, тоже приверженцы “наивной” теории, изучавшие права собственности переселенцев на землю, воду и рогатый скот на Великой американской равнине в XIX в., предложили следующую модель для определения степени эксклюзивности права на ресурс.

MC

MB

Уровень определения и соблюдения прав собственности

На этом рисунке:

издержки – это те ресурсы, которые мы израсходовали, чтобы например, огородить участок, где содержится наш скот;

выгоды – это те преимущества (сохранение скота), которые мы приобрели, огородив участок;

MB – предельные выгоды;

MC – предельные издержки;

Qe – оптимальный уровень исключительности ресурса (например, насколько плотную изгородь необходимо построить вокруг участка, чтобы сохранить скот).

Когда цена на ресурсы по защите скота падает, MC сдвигается вниз. Это значит, что нам становится дешевле охранять скот, и что оптимальный уровень охраны повышается. Если же цена ресурса по защите скота растет, это обычно приводит к снижению оптимального уровня охраны, поскольку увеличиваются предельные издержки. Кроме того, нам становится выгоднее охранять скот, когда его поголовье увеличивается. Если же установка одного метра изгороди стоит сегодня три рубля (вместо пяти рублей вчера), наши предельные издержки уменьшились, а предельная выгода никак не изменилась.

Итак, у нас есть две группы факторов. К первой группе относится изменение цены по защите нашей собственности, которое связано с изгородью (т.е. предельные издержки МС). Ко второй группе относится изменение величины нашей собственности, которое связано с поголовьем рогатого скота (т.е. предельные выгоды МВ).

Хотя в XIX в. США, как государство, уже существовали, “наивная” теория, не учитывающая влияния государства, к Великой американской равнине того времени вполне применима. Дело в том, что федеральные законодательные органы находились на Востоке и не могли влиять на центральные регионы. Благодаря тому, что издержки контроля за этими регионами были чрезмерно высоки по сравнению с выгодами от такого контроля, на Великой американской равнине устанавливались те правила собственности, которые были выгодны в данный момент именно центральным, а не восточным штатам. Сказанное очень четко характеризует “наивную” теорию: она сравнивает издержки и выгоды, но никоим образом не учитывает происходящего в государстве, не учитывает факторы, связанные с проблемой “безбилетника”, а также иерархические и политические процессы, присущие любому обществу.

Между тем, существует множество эффективных моделей для анализа догосударственных образований. Эти модели, более развернутые по сравнению с “наивной” моделью, включают, например, такое важное понятие, как издержки по координации, если права на ресурс являются общими. Как уже говорилось, издержки по координации, которые возникают при обладании общественной собственностью (скажем, издержки по блокированию “безбилетников”), могут быть очень высоки.

Обычно мы рассматриваем права собственности в системе координат “исключительные права собственности – открытый доступ к собственности”. Но есть еще один важный параметр — “уровень определенности прав собственности”. От чего он зависит? Допустим, мы владеем неким ресурсом и несем издержки по его защите. Резонно предположить, что при росте цены на ресурс возрастает и уровень определенности прав на него. Т.е. чем дороже ресурс, тем точнее мы определяем свои права собственности на данный ресурс. Эта гипотеза была предложена Познером (R.Posner), основоположником науки “Право и экономика” (“Low and Economics”), и эмпирически подтверждена Либекапом (G.Libecup) на примере истории разработки месторождений драгоценных металлов в штате Невада.

В середине XIX в. Невада стала частью США. Мексиканские законы там отменили, поскольку это была уже не мексиканская территория, а американская, а новых законов не создали, ибо территория эта находилась довольно далеко от Белого дома, четкая коммуникация с ней отсутствовала, и федеральным властям в общем было все равно, что там происходит. О ней просто забыли. А вскоре в Неваде были открыты крупнейшие в США месторождения золота и серебра. Если бы земля там что-то стоила, за добычу ископаемых пришлось бы платить. Но земля была ничейная, никаких прав собственности не существовало, и издержки по добыче заключались только в издержках вашего труда. Поэтому в Неваду из всех штатов страны хлынули желающие быстро разбогатеть, и за несколько лет население Невады достигло четверти миллиона человек. И буквально за те же несколько лет права собственности, доселе вообще не существовавшие, были определены настолько четко, насколько это диктовалось ценностью ресурсов. Эволюция прав собственности в Неваде вполне описывается “наивной” теорией, ибо государство здесь играло абсолютно пассивную роль, роль агента за сценой. Права собственности возникли спонтанно, закрепились де-факто, их эффективность была проверена функционированием старателей, а спустя несколько лет государство их закрепило уже де-юре.

“Наивная” теория рассматривала государство абсолютно имплицитно, считая, что оно обеспечивает некую систему прав собственности, в рамках которой индивид может максимизировать свое благосостояние, используя преимущества рыночного обмена и разделения труда. Именно эти два фактора поддерживались наличием государства. Тот же рыночный обмен был возможен лишь при наличии государства, регулирующего конкуренцию. Однако тезис об пассивности государства опровергаются массой примеров, относящихся как к странам с высокоразвитой экономикой, так и к странам с развивающейся экономикой.

В качестве примера благополучной страны, для которой тезис о пассивности государств абсолютно не верен, можно привести Норвегию. Как и во всех прочих европейских странах с очень высоким уровнем дохода, в Норвегии мы резко изменим результат деятельности, если совсем немного изменим систему прав собственности. Скажем, в Норвегии чрезвычайно высока степень протекционизма сельского хозяйства. Государство создает неконкурентные преимущества своему сельскому хозяйству определенной системой прав собственности (в частности, ограничивая импорт сельхозпродукции, выдавая высокие субсидии). Если мы несколько изменим эту систему — это приведет к серьезнейшему перераспределению финансовых потоков.

В развивающихся странах такая зависимость еще сильнее. Например, в Перу (см. работу Эрнандо де Сото “Иной путь”) крайне высока степень регулирования экономических отношений со стороны государства. Среди прочего это приводит к гигантским издержкам входа на легальный рынок. И именно поэтому большая часть рынка в Перу нелегальна — легче существовать в нелегальном секторе и нести издержки, связанные с риском быть пойманным, чем пытаться пробиться на реальный легальный рынок. Исследователи подсчитали, например, что предпринимателю для открытия своего дела, чтобы пройти все бюрократические инстанции, нужно потратить 280 полных рабочих дней в очередях, да еще не менее 10 раз дать взятку.

Такие государственные барьеры для выхода на легальный рынок привели к развитию гигантского теневого рынка, что, в свою очередь, повлияло на структуру промышленности – ведь в нелегальном секторе предпочтительнее иметь малый объем производства, ибо его гораздо проще уводить от инспекции. Известно, например, что из 10 автобусов, курсирующих по столице Перу Лиме, 9 являются нелегальными; из 20 уличных торговцев 19 тоже являются нелегальными. С уличного торговца проще взять взятку и отпустить, чем запретить ему заниматься бизнесом. У него столь малый объем производства, что реально его можно оштрафовать на очень незначительную сумму. Он заплатит штраф и завтра выйдет на другую улицу. Из-за подобной политики государства до половины перуанцев работает в нелегальном секторе. Казалось бы, чем выше государственное регулирование, тем более эффективными должны быть результаты регулирования. Однако в действительности мы видим совсем иную картину.

Итак, “наивная” теория имеет ряд противоречий с реальностью, и ее стоит модифицировать таким образом, чтобы она учитывала роль государства.

Вообще индивиды могут извлекать пользу от существования государства тремя путями:

лоббировать введение правил, которые увеличивают их благосостояние;

добиваться установления таких прав собственности, которые будут способствовать увеличению их благосостояния;

добиваться прямых трансфертов (т.е. непродуктивный ренты), которые при этом не влияют на результат их деятельности, но могут отрицательно повлиять на экономические стимулы.

44. Теория “групп интересов”.

Одной из модификаций “наивной” теории является теория “групп интересов”, которые лоббируют эти правила, добиваются прямых трансфертов и изменения прав собственности. Теория групп интересов предлагает рассматривать социальные и политические институты как данные. Она пытается объяснить существующую в различных отраслях структуру прав собственности взаимодействием различных групп интересов на политическом рынке. Но права собственности, которые служат интересам отдельных групп, часто приводят к значительным потерям благосостояния общества в целом, что обусловлено:

наличием трансакционных издержек;

возможностью проявления стратегии “безбилетника”;

асимметрией информации между различными экономическими агентами в обществе.

Рассмотрим малую группу интересов, которая действует на политической сцене. В силу малочисленности, группе свойственна общность интересов, а каждый индивид в ней значительно выигрывает от изменения прав собственности. При наличии легкого доступа к необходимой информации, возможности контроля и манипулирования ею, такая группа может лоббировать прохождение изменений, выгодных именно ей. Скажем, те же естественные монополии успешно лоббируют свои интересы за счет того, что представителей этих олигархических структур крайне мало, они крайне могущественны и имеют доступ к необходимой информации. Изменения, которые они лоббируют, приносят им значительные выгоды.

Рассмотрим теперь большую группу интересов, например, группу потребителей. Известно, что введение определенных тарифов на товарном рынке принесло бы значительные выгоды потребителям, однако их интересы не лоббируются и не проводятся. Дело в том, что потребителей слишком много. Следовательно, выгода каждого будет очень мала, и каждому бороться в одиночку за ее получение невыгодно. Поэтому каждый пытается действовать, как “безбилетник” — он не затрачивает свой ресурс в надежде, что изменение произойдет и без него. Кроме того, очень высоки индивидуальные информационные издержки каждого потребителя.

Таким образом, малые, компактные группы, преследующие свои интересы, выигрывают по сравнению с большими группами и имеют возможность проводить интересующие их изменения.

В принципе, индивиды для максимизации своего благосостояния могут выбирать одну из двух стратегий:

1. сфокусироваться на производстве в рамках существующих прав собственности;

2. добиваться каких-либо изменений в правах собственности в свою пользу.

Последняя стратегия привлекательна, но зачастую в целом не эффективна. Например, есть две футбольных команды, постоянно играющие друг с другом, и судья, который регулирует их взаимоотношения. Однажды тренер одной команды, зная, что его игроки смотрели накануне вечером детектив по телевизору вместо того, чтобы отсыпаться, приходит к судье и говорит: “Давай немного изменим правила игры на завтра – пусть матч будет вдвое короче обычного”. Тренер, уверенный, что его игроки за короткое время уж точно один гол забьют, а потом заснут, дает судье взятку, и команда выигрывает. Тем самым тренер максимизировал благосостояние свое и команды, действуя не в рамках прав собственности существующих, а модифицируя их. В краткосрочном плане это дало положительный результат, но в долгосрочном – отрицательный, потому что на следующий день тренер уже другой команды пошел к судье и предложил ему большую взятку. И теперь уже непонятно, чем заниматься: то ли тренироваться, то ли деньги зарабатывать и взятки таскать!

В этой ситуации изменение прав собственности, с одной стороны, нам выгодно (оно увеличивает благосостояние); а с другой стороны, мы несем издержки, поскольку права собственности перестают играть ту роль, о которой говорил Демсец, — они престают формировать ожидания относительно поведения наших контрагентов. Мы уже не знаем, как себе поведут наши контрагенты завтра — то ли они будут действовать в терминах издержек и выгод существующих прав собственности, то ли попытаются их изменить. Т.е. мы теряем самую главную функцию — мы уже не можем предсказывать.

45. Теория “поиска ренты”.

Теория “групп интересов” тесно связана с теорией “поиска ренты” (теорией “извлечения непроизводственного дохода”). В рамках теории “поиска ренты” есть два направления исследований.

Во-первых, это теоретический анализ и эмпирические исследования потерь, которые несет общество вследствие введения ограничений, которых добились от государства различные группы (введение монополий, тарифов и пр.). Т.е. рассматривается какая-либо группа, лоббируемое ею ограничение и потери, которые несет общество в целом за счет введения такого ограничения. Исследования показали, что социальные потери от государственных ограничений на экономическую деятельность гораздо значительнее, чем предполагалось, ибо к социальным потерям относится не только тот треугольник безвозвратных потерь общества, по которому судят об объеме потерь, но и издержки на борьбу между различными структурами. А когда в эти издержки входят еще и издержки на информацию, в совокупности они могут превысить ценность ресурса, который мы получаем.

Во-вторых, это изучение индивидов и групп, чье поведение рентоориентировано. Под рентоориентированным поведением мы понимаем попытки индивидов увеличить свое благосостояние, нанося при этом ущерб благосостоянию всего остального общества. Типичный пример такого поведения – взятка. Мы получаем какие-либо преимущества не за счет конкурентной борьбы, а за счет перераспределения ресурсов. В рамках данного подхода изучается формирование бюрократии, взяточничества, неконкурентного поведения между фирмами.

Теория “поиска ренты” — самая продвинутая из трех вышеперечисленных. Она уже учитывает социальные и политические факторы, различные группы интересов. И, тем не менее, она обладает рядом недостатков. Так, в рамках этой теории совершенно непонятно, что такое государство. Государство здесь — некая совокупность конкурирующих между собой групп интересов, которые в процессе борьбы каким-то образом достигают равновесия на политическом рынке и устанавливают те или иные права собственности (например, группа, проводящая интересы представителей естественных монополий; группа, представляющая интересы крупных промышленников; и т.п.). Но зато, если влияние государства слабое, то возникающее в теории “поиска ренты” распределение прав собственности совпадет с распределением прав, предсказываемым “наивной” теорией, т.е. эти теории очень хорошо сочетаются друг с другом.

Итак, мы рассмотрели первую группу теорий, которые пытаются объяснить формирование тех или иных прав собственности. Изменения социальных и политических институтов этой группой теорий не рассматриваются. В их моделях государство либо вообще отсутствует, либо находится за сценой, либо представляет собой лишь набор некоторых групп интересов.

Теперь резонно рассмотреть те теории, которые включают в свои модели факторы социальных и политических институтов и их изменения. Попытаемся улучшить предложенные теории – “наивную” теорию, теорию “групп интересов” и теорию “поиска ренты”, — предложив альтернативные им, которые включают в модель социальные и политические институты уже не экзогенным, а эндогенным образом. Для этого нам нужно понять экономическую логику социальных институтов, в частности тех формальных и неформальных правил, норм и обычаев общества, которые влияют на экономическое поведение.

Известно, что открытый доступ, разборная форма собственности уменьшает благосостояние общества. Для ограничения открытого доступа и поддержания исключительных прав собственности общество выработало следующие четыре группы механизмов.

1) Система насилия и угроза применения насилия (причем угроза насилия часто важнее самого насилия).

2) Система ценностей или идеология, присущие данному обществу, которые влияют на стимулы индивидов и снижают издержки защиты прав собственности. Скажем, если общественная идеология или некие свойственные обществу ценности блокируют стратегию “безбилетника”, издержки по защите прав собственности будут гораздо ниже.

3) Обычаи и законы, основанные на обычаях (а не установленные государством!). Это правила в разного рода негосударственных обществах (например, в общинах), согласно которым формируются кланы, “группы вендетты” и т.д.

4) Правила, которые вводятся государством или его агентами любого рода (конституция, правовая система и пр.).

Чтобы изучить влияние этих механизмов и, в частности, понять, насколько важна здесь роль государства, рассмотрим сначала первые три группы механизмов, которые действуют в обществах, где государство отсутствует. Мы уже рассматривали вопрос, как и за счет чего возникает распределение прав собственности, а сейчас попытаемся ответить на вопрос, каким образом обеспечивается охрана той или иной системы прав собственности, когда государства нет.

У общества, в котором отсутствует государство, прежде всего возникает проблема защиты своих ресурсов от нападения. Проблема эта иллюстрируется обычно на дилемме заключенного.

A

N

AA

4; 4

18 ; 2

N

2;18

10; 10

Есть две группы индивидов — А и В, — каждая из которых обладает неким ресурсом и может выбрать либо агрессивную, либо неагрессивную стратегию. Например, у каждого из двух средневековых семейств есть 10 замков (10 единиц собственности). Если оба семейства предпочитают неагрессивную стратегию (т.е. не посягают на собственность друг друга, признавая друг за другом исключительные права собственности на эти ресурсы), то они остаются при своих ресурсах. Если оба семейства решают посягнуть на собственность друг друга, то между ними происходит борьба, в результате которой часть ресурсов теряется. Если же одно семейство придерживается неагрессивной стратегии, а другое — агрессивной, то агрессор захватывает часть ресурса пассивного участника конфликта или почти весь его ресурс (если тот вообще не строил никаких укреплений и не содержал войска). Очевидно, что в этой ситуации равновесие будет таковым, что оба предпочтут агрессию, потому что агрессия в данном случае является доминирующей стратегией.

Но это неэффективный результат, и в интересах обоих семейств обеспечить такое состояние, когда оба они выбирали бы не агрессию. Чтобы решить данную проблему, требуется внести соответствующие изменения, которые сделают выбор агрессивных стратегий непривлекательным (скажем, путем каких-нибудь внешних ограничений изменить относительный вес этих стратегий в нужную сторону). Например:

A

N

AA

4; 4

0 ; 0

N

0;0

10; 10

Классический пример установления системы защиты своей собственности в отсутствие государства — период “золотой лихорадки” в Калифорнии. Там был некий ресурс — участки земли, имевшие какую-то ожидаемую ценность. Была группа старателей — обладавших недюжинной физической силой, хорошо вооруженных мужчин, каждый из которых, в принципе, мог убить любого другого. Тем не менее, даже в отсутствие государства у них возникли эффективные механизмы защиты своей собственности, и собственность перераспределилась таким образом, что все они стали обладателями одинаковых в плане ожидаемой полезности участков земли.

Чтобы понять, почему так получилось, предположим, что изначально там было два индивида, одному из которых принадлежал большой участок земли, а другому – маленький. Последний, принимая решение о распределении своей силы либо на добычу золота, либо на нападение, считал эффективным для себя выделить часть своих трудовых ресурсов на захват дополнительного участка земли. И борьба между ними шла до тех пор, пока распределение не достигало эффективного состояния. А когда они оба оказывались владельцами одинаковых по размеру участков, каждому становилось выгоднее заниматься защитой и возделыванием своего участка, нежели отъемом у другого части его участка.

Правда, здесь мы рассматриваем индивидов, как чистых эгоистов. Если мы рассматриваем рыночные взаимодействия, то в этих индивидах действительно имеет смысл видеть людей, максимизирующих собственную полезность. А при рассмотрении нерыночных взаимодействий возрастает значение социальных факторов, и большую роль начинают играть обычаи и идеология.

Итак, во-первых, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе связан с тем, что людям, как чистым эгоистам, в некоторых ситуациях просто невыгодно осуществлять нападение на чужую собственность.

Во-вторых, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе – это т.н. группы мщения, или группы вендетты. Зная об этих группах, вы понимаете, что вам отомстят, если вы нападете на члена могущественного клана или покуситесь на его собственность. Подобные механизмы были очень сильно развиты в обществах, где отсутствовало государство. Другой пример — родственные группы. В этом случае, правда, существовала проблема free riding. Кто-то мог и засомневаться в необходимости рисковать собой и мстить за соплеменника. Но возможность проявления стратегии “безбилетника” элиминировалась тем, что человеку, ее проявившему, грозило наказание за пренебрежение интересами группы.

В-третьих, механизм защиты прав собственности в догосударственном обществе – это некий механизм компенсации, тоже крайне распространенный в первобытных обществах. Так, охотясь на чьей-либо территории, вы были обязаны компенсировать владельцу нарушение его прав каким-нибудь актом дарения или передачи.

К этой же группе относится, например, механизм экзогамии. Экзогамия – обычай, запрещающий внутриплеменные браки. Эндогамия – обычай заключения браков внутри племени. Экзогамные и эндогамные табу — одни из тех правил, которые очень четко соблюдались в первобытных обществах. Если вы, женившись на девушке из другого племени, по какой-то причине напали на ее соплеменника, вы тем самым автоматически нападаете на какого-то ее родственника, что порождает дополнительные издержки по нарушению прав собственности людей того племени. Кстати, этот сюжет встречался и в советских фильмах — председатель колхоза считал, что его колхозник может устроить счастливую совместную жизнь только с девушкой из их же колхоза.

Подобного рода правила, казалось бы, не имели никакого отношения к экономической жизни. Однако на самом деле они очень четко регулировали защиту прав собственности, хотя, возможно, и не были на это рассчитаны.

Механизмы защиты прав собственности и структура этих прав в разных первобытных обществах были очень различны и, тем не менее, имели ряд общих черт. Об их похожести, в частности, говорит Познер, который изучал право и экономику прежде всего в контексте примитивных обществ. Он объясняет это:

необычайно высокими информационными издержками;

высокими материальными издержками;

издержками, связанными с тем, что людям были неизвестны законы природы.

неразвитостью системы записей (существовали только примитивные схемы отмечания дат);

отсутствием письменности как таковой, что исключало передачу опыта через письменные источники.

примитивными технологиями измерения и коммуникации.

Т.е. поле выбора в этих обществах было крайне ограничено, и именно поэтому механизмы защиты прав собственности столь похожи друг на друга. Технологии их производства были крайне примитивны. Для них характерно очень простое, домашнее производство при отсутствии специализации, поэтому интенсивного обмена не возникало, а, соответственно, не возникало и необходимости в защите прав этого обмена. Спрос на измерения и защиту контрактов был очень не велик. В таких обществах контрактное право было крайне неразвито и регулировало лишь три группы событий:

реорганизацию семьи (правила женитьбы — экзогамность, эндогамность — и связанные с ними ритуалы, что было важно, ибо при женитьбе происходило некое перераспределение собственности);

обмен внутри одного хозяйства или внутри родственных групп;

способы дарения и передачи.

Одна из немногочисленных форм сложных трансакций, свойственных таким обществах, порождалась необходимостью страховаться от голода. Дело в том, что примитивная технология хранения произведенного продукта не позволяла делать существенные запасы. Ввиду отсутствия государства не было возможности учредить налоги, чтобы таким образом перераспределить общественный ресурс. В первобытном обществе нельзя было учредить формальные институты и формальные рынки страхования. И поэтому возникали внутренние механизмы, внутренние институты страхования, которые не позволяли человеку умереть с голоду.

Например, одна из форм страхования — разделение общего урожая. Другая форма — различного рода родственные обязательства. Кроме того, в первобытных обществах считалось престижным осуществлять дарение. Скажем, потлач устраивался не потому, что человек был нерационален, а потому, что в данном обществе система институтов была устроена так, что для него было престижнее (и в этом смысле выгоднее) дарить, нежели накапливать добро. И, конечно, не последнюю роль играли правила формирования семьи, т.е. правила женитьбы. Таким образом, получается, что в примитивных обществах экономическая подоплека обмена — не специализация производства, как в развитых обществах, а страхование от голода. Конечно, как и в любом страховом деле, здесь возникает проблема неблагоприятного отбора, но в примитивных обществах она обычно минимизируется различного рода социальными нормами.

46. Расширенная производственная функция Дженсена-Меклинга.

Теория Дженсена-Меклинга: основа – ядро LR отношений между экономическими агентами. Производственная функция отражает максимально достижимый набор товаров, производимых при разных комбинациях ресурсов. Дженсен и Меклинг дополняют это понятие, рассматривая зависимость выпуска от структуры прав собственности и контрактных прав. Они полагают, что фирма – это набор контрактов. Поставщики ресурсов также, как и покупатели вступают в ряд контрактов с фирмой. Поскольку наборы контрактов специфицируют распределение выигрышей и убытков, возникающих в результате деятельности предприятия, они определяют поведение участников, а, следовательно, и поведение всей фирмы. Они влияют и на выпуск. Это означает, что производственная функция фирмы зависит от спецификации прав и от правил, по которым заключаются контракты. Максимально достижимый выпуск фирмы определяется не только «физическими» возможностями, но и зависит также от системы контрактных прав и прав собственности, в рамках которой фирма функционирует. Производственная функция может быть записана следующим образом: Q = Fθ( L, K, M, ф,T), где q – это выпуск, L, K, M –ресурсы (m –материалы), T – показатель, описывающий уровень знаний и технологии, ф – набор правил, доступных фирме при θ, а θ – это вектор параметров, описывающих существующую в фирме систему прав собственности. Последний показатель задается экзогенно политической, общественной системами, существующими в обществе. Система прав и играют важную роль в мотивировании индивидов достичь максимально возможного выпуска.

51. Теории государства

Корпоративная теория. Типичный пример – Гоббс (Hobbles). В своей книге «Левиафан» Гоббс говорит, что изначально общественное взаимодействие представляет собой борьбу всех против всех. Соответственно, государство – это некая порожденная обществом структура, призванная снизить издержки борьбы для всех участников. Смысл: государству его граждане делегируют некоторые свои интересы, как акционеры – менеджеру корпорации. Именно таким образом впервые зародилось государство на нашей планете.

Теории общественного договора. Типичный пример – Руссо. Иначе называют также кооперативной теорией. Смысл: что не получается у одного-двух, получится у многих. По таким схемам государство появлялось, скажем, в Америке – цивилизованные люди (переселенцы), оторванные от цивилизации, коллективно организуют и вычленяют некую структуру, призванную координировать их дальнейшее взаимодействие в той же мере, как это делало государство на их Родине. Т.е. люди, формирующие новое государство по такой схеме, ориентируются на то, к чему они привыкли, следовательно, с нуля государство так не зародится

Теория Норта. Вообще Норт в основном писал именно про государство. Это есть пример теории имплицитных контрактов. В данном случае контракт заключается между правительством и гражданами. Эта теория – неоклассическая, вследствие некоторых определенных черт заключаемого контракта. По Норту, государство есть механизм принуждения и налогообложения. Контракт между правителем и подданными в данной теории обладает следующими свойствами:

Правитель есть собственник некоторых ресурсов

Основа контракта – обмен благами (налоги в обмен на оборону и justice)

Верховная власть – у правителя, он ведет себя как дискриминирующий монополист, т.е. может менять размеры налогов

Однако правителю надо ориентироваться на уровень следующих издержек, несомых его подданными:

Exit costs – в крайнем случае подданные могут уехать из страны

Replacement costs – в крайнем случае можно сместить правителя

Если правитель не будет принимать это во внимание и до бесконечности увеличивать налоги, то тогда… (думаю, идея понятна – TB.)

Правитель предоставляет подданным следующие услуги:

Конституция – правитель составляет законы таким образом, чтобы права собственности закреплялись и соблюдались так, чтобы TR правителя при прочих равных максимизировалась

Наборы общественных и частично общественных благ и услуг

Правитель несет следующие издержки

Агентские издержки – при росте размера государства растут затраты на создание госаппарата и на принуждение его (аппарата) к усердной работе

Информационные издержки – ибо правителю надо знать, кто из его подданных сколько зарабатывает, дабы обложить всех налогами побольше

Эксплуатационные теории – когда одна из сторон заставляет другую вступать в контракт против ее воли. Типичный пример – теория стационарного бандита. По Ольсену, существуют стационарные бандиты и бандиты-гастролеры

Гастролеры приезжают, осуществляют краткосрочные поборы с некоей территории и уходят. У них, соответственно, есть стимулы к инвестициям исключительно в технологии поборов («После нас хоть потоп»). Они максимизируют свою краткосрочную прибыль

Стационарные бандиты обирают определенные территории в течение длительного времени. Они, следовательно, максимизируют свою долгосрочную прибыль. У них, следовательно, есть стимулы к инвестициям в поддержание порядка и в систему прав собственности.

Далее Ольсен говорит, что стационарный бандит – это хорошая аналогия с государством. Границы государства, следовательно, определяются тем, докуда государство может дотянуться, собирая налоги.

51. Неоклассическая теория государства Норта

У Норта гос-во – стат. модель контракта м/у прав-ом и поддан. со след. св-вами.

Правитель поставляет защиту и правосудие (в т.ч. защиту прав. собст. и контрактн. прав) за налоги.

Правитель имеет верховную власть. Он ведет себя как дискр. монополист, максимизируя свои доходы.

Ограничения со стороны граждан задаются 2 видами издержек. Это exit costs – издержки выхода из этого гос-ва и перебега в новое. И replacement costs – издержки смены правителя.

Основная услуга пр-ва – это конституция. Это значит, что пр-во делает все эти правила доступн. и понятн. для всех граждан. Но конституция составл. т.о., чтобы макс. доход правителя. Вторая услуга – это набор общ. и полуобщ. товаров, которые правитель предоставл. подданным. Получая моноп. ренту, правитель сталкивается с диссипацией. Ренту будут воровать бюрократы. Если издержки по выходу и смещению низки, то часть ренты может идти и в пользу граждан. Кстати, еще сущ. sunk costs – невозвратные из-ки переезда в др. страну. Это знание обычаев, языка и т.д. собст. страны. У простой. стат. модели есть 2 огран. 1- полит. конкур., внутр. и внешн., 2 – собст. трансакц. из-ки пр-я, а именно:

агентские из-ки – контроль и мониторинг за бюрократами.

из-ки по инфо – сбор инфо о поданных, чтобы макс.моноп. ренту.

Тогда правитель не макс. свой доход, а соглашается на такую систему прав собст., которая имеет низкие replacement и exit costs. Вот почему в истории так часто правитель облагал налогами крестьян, а не феодалов. Это пример устойчивого неэффект. распр. ресурсов.

52. Модель стационарного бандита МакГира-Олсона.

McGuire, M. C., Olson, Jr.M. (1996). “The Economics of Autocracy and Majority Rule: The Invisible Hand and the Use of Force.” Journal of Economic Literature 34, №1: 72-97.

Цель модели показать, что «невидимая рука» создает стимулы у кочующего бандита превратиться в автократа, предоставляющего общественные блага.

Предпосылки/обозначения:

Общественные товары — это общественный производственный фактор, который необходим для производства частных товаров. Агрегированная производственная функция — функция, зависящая от уровня производства общественных благ, без общественных благ не могут быть произведены частные блага.

Правителю (автократу) доступны все ресурсы, для производства общественных благ или осуществления перераспределения дохода он собирает налоги.

G — количество общественного производственного фактора, ;

Y — потенциальный валовой частный продукт;

YG — потенциальный чистый частный продукт,

Y(G) показывает максимальный уровень национального продукта, который может быть произведен в обществе при данном уровне общественного фактора.

t — средняя постоянная ставка налога на валовой доход, в стране действует пропорциональное налогообложение;

r(t) — доля потенциального Y произведенного для данного t, причем r(t) не зависит от уровня общественных благ; ;

1-r(t) — доля Y, которая теряется из-за введения налога, или чистые потери эффективности, или потери мертвого груза [deadweight loss function];

tr(t) — доля потенциального Y, собранная в налогах;

(1-t)r(t) — доля Y, оставшаяся у граждан.

Так как налогообложение искажает стимулы, нужно рассматривать не потенциальный продукт, а фактический — , только в случае “lump-sum taxation” потенциальный и фактический продукты совпадают, т.к. не происходит искажения стимулов.

1

1

r

t

r

tr

t*

(1-t)r

r*

t*r*

Проиллюстрируем описанные взаимоотношения на графике (см. рис. ). Для упрощения графика предполагаем, что потери от налогообложения растут с тем же темпом, что и ставка налога, поэтому r(t) изображена как прямая линия.

Модель.

Автократ — индивидуалист, преследующий свои интересы и не учитывающий интересы своих подчиненных. Предполагается, что он не продает свой труд и не предлагает никаких услуг на рынке, то есть живет только за счет перераспределения доходов общества себе. Автократ максимизирует свою выручку на протяжении всего правления, выбирая уровни t и G. Автократу не выгодно назначать очень высокую ставку налога, так как это снизит его доходы в будущем, и ему выгодно часть своих доходов потратить на общественные блага, так как это увеличит его будущий доход. Следовательно, задача автократа выбрать оптимальные для него t и G. Для этого он должен решить задачу максимизации:

Так как количество общественных благ влияет на уровень дохода, оно влияет на количество собираемых налогов. В тоже время, уровень налогообложения определяет долю увеличения дохода от предоставления большего количества общественных благ. Но хотя доход от сбора налогов зависит от G, оптимальный уровень налогообложения не зависит.

[*] Существуют функции полезности, из которых следует не зависимость r(t) от G:

Поэтому для того чтобы решить задачу максимизации, сначала дифференцируем по t:

— оптимальное значение t, не зависящее от G.

Для того, чтобы посчитать это выражение в максимуме tr(t), объединяем его с выражением и получаем:— условие второго порядка, которое должно выполняться в точке оптимума автократа.

Максимум tr(t) достигается, когда эффект снижения r на выручку автократа [] компенсируется эффектом от увеличения t []. Автократ несет t процентов от общих потерь мертвого груза. Таким образом, автократ не будет выигрывать от дальнейшего перераспределения себе, когда социальные потери обратно пропорциональны уровню налогообложения: .

Так как оптимальная ставка налога не зависит от количества общественных благ, то подставим выражения для t* в условие максимизации и получим:

.

Переходим к фактическому доходу:

Оптимальный уровень общественных благ зависит от уровня средней ставки налога, и достигается в точке равенства предельного продукта автократа обратной доли национального дохода, переходящей к нему.

Общество может благополучно развиваться под режимом автократии, если у автократа долгосрочные временные горизонты; иначе у него велики стимулы стать бандитом. Модель построена для автократа с долгосрочными временными горизонтами.

53. Информационные издержки в модели Дензау-Менгера

Модель показывает, что влияние групп интересов, которые давят на законодателей, определяется уравнением доступной информации. Пусть существует законодатель, который был избран в округе и интересы которого он представляет. Его цель – быть переизбранным. Он хочет максимизировать количество избирателей, которые будут голосовать за него. У него существует ресурс Е (время, физ.силы, влияние и т.д.), который задается экзогенно. Тогда Е можно распределить на 3 вида деятельности:

Действия, непосредственно полезные избирателям.

Действия, полезные группам влияния, влияющих на избирателей

Действия, рекламирующие его деятельность.

Целевая ф-ция: maxV = V[Pu(Eu),Pi(Ei),Ri] – λ[Ē – Eu – ΣEi]

Часть Ei идет на пользу i-ой группы интересов. Затраченный на определенную политику ресурс Ei приносит законодателю уровень эффективности Pi. За эту эффективность группа i дала ему ресурс Ri. Ri = Ri(Pi). Рассмотрим случай, когда избиратели имеют полную информацию. Тогда всем известна деятельность законодателя и реклама не продуктивна. Тогда целевая функция V = V(Pu,Pi).Это значит, что законодатель будет проводить лишь ту политику, которая полезна избирателям. Теперь рассмотрим случай, когда избиратели находятся в рациональном неведении. Всю информацию они получают только из рекламы. Тогда целевая функция: V = V(R(Pi(Ei))). Деятельность законодателя в пользу округа никак не учитывается избираемыми, так как она не наблюдаема и депутат целиком зависит от группы спец. Интересов – ведь только они могут его прорекламировать.

Дензау и Мангер в своей модели показывают, что влияние групп интересов, которые давят на законодателей, определяется уровнем доступности информации. Они рассматривают законодателя, который был избран в неком округе и интересы которого он обязан представлять. Но его цель – быть переизбранным на этот пост вновь. Поэтому он будет делать все, чтобы максимизировать количество избирателей, которые отдадут за него голоса на следующих выборах. Однако деятельность законодателя ограничена его возможностями (рабочее время, физические силы, влияние). Он обладает каким-то ограниченным ресурсом Е, который задается экзогенно и на который он никак влиять не может. Тогда он распределяет Е на три вида деятельности таким образом, чтобы максимизировать свою функцию:

—    во-первых, на действия, которые непосредственно полезны избирателям;

—    во-вторых, на действия, которые прежде всего полезны группам интересов, не являющихся избирателями, но которые могут положительным или отрицательным образом подействовать на его избирателей;

в-третьих, на действия, рекламирующие его деятельность.

Рассмотрим предельные случаи:

—    ситуацию, когда избиратели имеют полную информацию;

и ситуацию, когда избиратели находятся в рациональном неведении

В ситуации, когда избиратели имеют полную информацию, реальная деятельность законодателя всем известна, и реклама непродуктивна.

Благосостояние законодателя будет зависеть только от политики. И если политика Pi для i-той группы будет негативно влиять на избирателей, законодатель просто не будет ее проводить. Это значит, что в ситуации полной информации законодатель будет проводить лишь ту политику, которая положительным образом сказывается на его избирателях.

В ситуации, когда избиратели находятся в рациональном неведении, они не способны оценить выгоды от действий законодателя, ибо всю информацию о нем получают только из рекламы. Т.е. деятельность законодателя в пользу округа никак не учитывается избирателями, поскольку она ненаблюдаема. И депутат целиком зависит от группы специальных интересов — ведь только они могут его прорекламировать.

54. Государство как дискриминирующий монополист в модели Финдли-Вилсона

Сущ. государство как дискриминирующий монополист. Выпуск определен как: y=f(K,L)*p(G). Где G- количество занятых в госсекторе, обеспечивающих правопорядок. Общее кол-во труда H = L+G.

Правитель максимизирует свою прибыль как разницу между налогами и расходами на поддержку порядка. Т.о. государство – дискриминирующий монополист. Оно предоставляет гражданам общественные блага в обмен на налоги. Существуют 3 ограничения по увеличению монопольной власти.

Потенциальная угроза замещения со стороны конкурирующих сил. Ввиду того, что угроза со стороны различных групп различна, правитель обычно проводит ценовую дискриминацию.

Возможности оппортунистического поведения со стороны государственных служащих

Наличие издержек измерения

Налоговая ставка определяется экзогенно и равна t0. Т.о. правитель может опр. только число занятых в государственном секторе. Максимизация решается как max [ to*Y(G)(доход) — (1-t0)*MPL*G(расход) ]. Получи некие Y0 и G0. Причем Y0 < Y* и G0 < G*. Где G* и Y* - это если бы государство создавалось для производства общественных благ, как контракт равного с равным. Любой вариант пропорционального налогообложения создает неопределенность общ. благ (в данной модели, правопорядка), т.к. кол-во занятых в общественном секторе, максимизирующий прибыль правителя, меньше уровня, необходимого для максимизации произв. дохода.

Данная модель формальным образом иллюстрирует неоклассическую теорию государства Дугласа Норта, представляя государство как дискриминирующего монополиста, сталкивающегося с рядом ограничений монопольной власти. Основное внимание в данной модели уделяется такому ограничению власти правителя, как издержки измерения налоговой базы и, соответственно, определения величины налогов.

Пусть частный сектор экономики производит композитный товар Y, величина которого зависит от количества вложенного в производство труда и капитала.

Величина выпуска в экономике может быть увеличена за счет использования третьего фактора производства — правопорядка.

Тогда агрегированная производственная функция может быть записана следующим образом:Y=f(K,L)p(G).

Правопорядок обеспечивается государственным сектором и производится с помощью единственного фактора производства — труда государственных служащих G.

Количество труда и капитала в экономике фиксировано. Труд является однородным фактором. Общее количество труда идет на производство частных и общественных благ (правопорядка).

Ставка з/п не варьируется между секторами, т.е. труд оплачивается одинаково как государственном, так и частном секторе. З/п гослужащих выплачивается за счет налоговых поступлений от граждан, с которых взимается пропорциональный налог.

Гос-во максимизирует свой чистый доход = разница между собираемыми налогами и расходами на поддержание порядка.

Гос-во выступает как дискриминирующий монополист, связанный с гражданами контрактом, обуславливающим предоставление им общественных благ в обмен на уплату налогов. Цена, которую правитель устанавливает на подобные услуги, определяется границами его монопольной власти.

Возможности правителя по увеличению своей монопольной прибыли ограничивают три фактора:

1. потенциальная угроза замещения со стороны конкурентных сил, претендующих на место правителя. Ввиду того, что реальность угрозы со стороны различных групп поданных различна, правитель обычно проводит политику ценовой дискриминации;

2. возможности оппортунистического поведения со стороны государственных служащих (занимающихся производством общественных благ и сбором налогов)

3. наличие издержек измерения, в частности, измерения налоговой базы.

Из данной модели следует два вывода:

Любой вариант пропорционального налогообложения обуславливает недопроизводство частных благ (в данной модели, правопорядка), поскольку количество занятых в общественном секторе, максимизирующее ренту правителя, меньше того уровня, который необходим для максимизации про-ва.

Уровень гос. Занятости меньше оптимального уровня, поэтому и уровень про-ва правопорядка меньше оптимального уровня.

55 Новая теория государства: причины существования бюрократического аппарата и проблема «принципал — агент» в системе бюрократического аппарата

Почему сущ. бюрократия? Правительству надо выполнять опр. работы и, когда это эффективно, оно передает контракты на эти работы частному сектору. Бюрократы нужны для эффективного выполнения этих работ в случае, если частный сектор не способен на это. Но это с экономической т. зр. Если перейти на политическую, то нужно принять во внимание два аспекта:

Политики, предприниматели, не всегда выбирают общ. или частный сектор исходя из стремления к эффективности. Т.е. бюрократия сущ. не только потому, что она эффективна.

Нет никаких гарантий нахождения в опт. точке для публичного сектора.

Пусть политики будут принципалами, а бюрократы – агентами.

Тогда отношения между ними должны учитывать след. аспекты.

Различность и даже противоречие индивидуальных целей

Must count on slack (not residual), but the bureaucrats know more (info asymmetry)

Асимметрия инфо – сложно вести наблюдение за политиками

Сильные ограничения на политиков

Разные отделения и министерства имеют разные цели и принципы действия.

Многочисленные договоренности м/у агентами уменьшают возможность контроля со стороны политиков

56 Феномен технологической и институциональной зависимости от предыдущего пути развития (Arthur (1996)), David (1985), проблема институциональных ловушек.

Институциональная неустойчивость на макроуровне, приводит к пред- и постконтрактному оппортунистическому поведению агентов экономики, к отказу от выполнения ими своих институциоализированных ролей. Вследствие этого стихийно возникают «институциональные ловушки»(В.Полтерович) — неэффективные институты: бартер, теневая экономика, неплатежи.

Все, что я написал основано на статье Paul A. David, (1985) «Clio and the Economics of QWERTY,»

«Зависимость от предыдущего развития в экономических изменениях является примером того, что возможный результат может формироваться под воздействием не только систематических сил, но и случайных элементов. При определенных обстоятельствах конечное равновесие зависит от «исторических случайностей», которых нельзя игнорировать, но с другой стороны, их и нельзя вывести, исходя из строгого экономического анализа.» Автор описывает реальный пример такой случайности и подтверждает внушаемую нам мысль, что изучение истории необходимо хорошему экономисту.

Проблема: почему все до сих пор печатают на QWERTY, хотя существует много других стандартов, позволяющих печатать на 20-40% быстрее. Например DSK.

Итак, 1870-1880 выпускают машинки QWERTY, расположение клавиш которых минимизирует количество залипаний. Они не очень популярны, есть много конкурентов, а к 1890 годам пропадают технические обоснования эффективности QWERTY. Важно не залипание, а скорость печать.

Почему к 1905 кроме QWERTY почти ничего не осталось? Автор утверждает, что это типичная историческая случайность. Будущее стандарта зависит от ожиданий покупателей машинок и машинисток, посещающих курсы печати на определенном стандарте клавиатуре. Причем это напоминает снежный ком. Как только ожидания будущего господства одного стандарта растут (т.е. покупают эти машин и ходят на эти курсы) все больше людей пересматривают свои ожидания. В итоге стандарт действительно вытесняет все другие. Нужен лишь толчок и покатится. SR выгоды определяют будущее.

«Согласно теории в данной ситуации, где действовали конкурентные силы, отсутствовали явные провалы рынка, мы должны были прийти к ситуации наиболее эффективного равновесия. Тем не менее, на каком то этапе система преждевременно пришла к равновесию, которое было не оптимальным. Более того, в дальнейшем система равнялась на это равновесие, что привело к тому, что оно стало устойчивым. История с QWERTY является не единственным примером такого рода. В мире, где действуют сильная технологическая взаимозависимость, экономия от масштабов и необратимость инвестиций, такие процессы происходят достаточно часто. Подобные явления наблюдались, например, в Германии в процессе индустриальной революции. В Великобритании существовала проблема с отличающимися от стандарта по размеру железнодорожными вагончиками (так называемая, проблема штрафа за лидерство), а также проблема гребня и борозды на пути механизации сельского хозяйства.»

Фундаментальный вывод заключается в том, что под влиянием краткосрочных интересов система сама по себе совсем не обязательно приходит к уровню долгосрочного равновесия на эффективном уровне. Это означает, что стихийное взаимодействие рыночных сил должно контролироваться третьей силой. Как пример можно привести регулирование монополий государством. Если скачок спроса застигает рынок в положении, при котором лидирует неоптимальный выбор, то велика вероятность того, что в результате данный неоптимальный выбор может оказаться доминирующем. При этом, чем сложнее система, чем больше в ней взаимозависимостей, чем больше экономия от масштаба и чем крупнее инвестиции, тем больше вероятность того, что рыночные силы искривят траекторию равновесия. После того, как траектория развития уже пошла по неоптимальному пути, возвращение ее на оптимальный путь может быть связано с колоссальными затратами. Сейчас все острее стоит проблема выбора правильных стандартов и прогнозирования того самого эффективного состояния, которое даже может быть иногда недоступно в настоящий момент, но именно к которому стоит устремлять рыночные силы.

Институциональные ловушки еще могут проявляться в том, что развитие какого-либо института по ошибочной стратегии приводит к отрицанию этого института, к его ликвидации, а не к его развитию

58. Типы институциональных изменений. Издержки импорта институтов. (202-212)

Институциональные изменения:

Эволюционные – постепенные, происходят по траектории, определенной на предыдущем пути.

Технологические изменений

Рост численности населения

Изменения в предпочтениях – может служить источником институциональных изменений. По сравнению с Англией (послереволюционной) Франция развивалась медленнее.

Изменения относительных цен – движущая сила предпринимателей. Они выбирают между производственнми альтернативами. Доступ к этим альтернативам может меняться.

Революционные. Причины – внешние шоки, воины, экспансии, эпидемии.

Проблема импорта институтов

Импорт институтов – это внешний одномоментный шок. Нормы, которые должны поддерживать этот институт могут быть не конгруэнтны существующим нормам (Конгруэнтное – это похожее, сравнимое в различных системах).

Издержки импортирования:

Неформальные нормы в обществе конгруэнтны тем нормам, которые поддерживают данный институт. Появляются издержки обучения чиновников и издержки информации. Пример: Кодекс Наполеона в завоеванных странах.

Переход на новые норм ыможет быть менее выгодным, чемостаться при старых нормах, но в сером секторе. Существуют издержки нелегальности. Если нормы не конгруентны, то итздержки гораздо выше.

Как можно сравнить качество институтов? Школы, которые оценивали институциональные изменения:

Классическая: временные ряды – эконометрический анализ Европы 15 века показывает процесс формирования рынка или наличие некоторых институтов.

Клеометрика –использование методов анализа исторически длинных событий.

По-видимому (по указанным страницам), под институциональными изменениями в данном случае имелся в виду революционный вариант изменения институтов, т. е. импорт институтов, уже доказавших свою эффективность. Если говорить точнее, то импортироваться могут:

институты теоретической модели

институты, уже существовавшие в истории данного государства

институты других стран

в 17 г. в России. институты копировались из известной всем книги…

принцип laissez-faire, сам по себе неестестественный, был введен британским парламентом, где сложились соответствующие силы (Норт) и где люди, были воодушевлены Бентамом, Смитом и др.

Поиск «золотого века»

может привести к возникновению атавизмов

Импортирование может быть институтов:

Политических. Например, в бывшие колонии развитых стран. Для экспортеров – восстановление влияние. для импортеров легитимизация власти полит. элиты и переход от традиционных ценностей (интеллигенция)

Экономических. Экспортеры уменьшают трансакционные издержки по сделкам с капиталом и товарами, увеличиваю торговлю. Приходят достаточно быстро к эффективным институтам.

Конгруэнтность импортируемых формальных и общественных неформальных институтов.

Она ведет к конвергенции (сближении траекторий институционального развития импортируемых формальных норм итого, что было). Конвергенция бывает:

Позитивная – сближение на основе тенденции, ведущей к оптимуму

Негативная – ведущая к неэффективному результату

Эволюционная – сближение норм принимает динамический процесс

Стабильная. Происходит дополнение формальных и неформальных норм. Ускорение развития не происходит

Гибридная. Из-за взаимного влияния формальных и неформальных норм тенденция развития не совпадает ни с одним из 2 трендов.

Существует несколько методик измерения конгруэнтности (юридическая методика, сравнение идеальных типов и т. д.). Но здесь это, наверное, не нужно.

Первый сценарий

Второй сценарий

Конгруэнтность норм

Существует

Не существует

Результат

Ускорение институционального развития

Замедление институционального развития

Издержки, которые сопровождают импорт института, где ТС — общие издержки, I— прямые издержки импорта, S иена подчинения формальному институту, G — косвенные издержки, связанные с рассогласованием формальных и неформальных норм

TС1 = I1 + I2+I3+I4+ S

ТС2 = I1 + I2 + I3 + I4 + S +G1 + G2 + G3 + С4

I1 Издержки импорта формальных институтов (техническая помощь стран-экспортеров)

Издержки I1,I2,I3,I4,S— такие же, как и по первому сценарию, следовательно ТС2 > ТС1.

I2 Издержки обучения чиновников и функционеров, обеспечивающих функционирование новых формальных институтов

G1 Трансакпионные издержки, растущие из-за сосуществования двух принципов совершения сделок, легального и внелегалыюго (см. аргумент теории соглашений о природе трансакционных издержек)

I3 Издержки лоббирования принятия новых законов

G2 Издержки экспансии формальных правил. При рассогласовании норм наблюдается тенденция к замещению неформальных норм формальными правилами и росту издержек контроля над их выполнением «

I4 Издержки распространения информации о новых формальных правилах(издание ч распространение новых версий законов)

G3 Издержки, связанные с психологическим дискомфортом ведения «двойной» игры по легальным и внелегальным правилам

S Цена подчинения закону

G4 Цена внелегалыюсги

Пример

Импорт Кодекса Наполеона (Гражданского кодекса Франции 1804 г.) в другие страны романо-германского права (Бельгию. Голландию, Италию, Испанию, Португалию)

Импорт европейской модели государственного устройства п страны, относящиеся к другим правовым культурам: африканской, исламской, индийской

59 Факторы институционального разнообразия по Ольсону

ДОСТУП К ПРОИЗВОДСТВЕННЫМ ЗНАНИЯМ

Доступны ли всем странам мировые технические знания при небольших затратах или вообще без них? В той степени, в которой производственные знания принимают форму законов природы, которые невозможно запатентовать, и научного прогресса, они являются неисключаемым общественным благом с бесплатным доступом для любого желающего.Однако в странах, где право интеллектуальной собственности находится под защитой, тем, кто не платит, может быть отказано в доступе ко многим открытиям посредством патентов или копирайтов или же благодаря тому, что открытия воплощены в машинах или в других продаваемых на рынке товарах. Возможно, большинство открытий в базовых отраслях науки можно использовать в бедных странах только после того, как они были воплощены в определенном продукте или процессе, который необходимо купить у фирм в богатых странах. Поэтому мы должны выяснить, достаются ли фирмам из стран, открывших или разработавших эти технологии, почти все выгоды от использования современного производственного знания в бедных странах.

ПЕРЕНАСЕЛЕННОСТЬ И УБЫВАЮЩАЯ ОТДАЧА ОТ ТРУДА

Страны, имеющие равный доступ к глобальному запасу знаний, могут, тем не менее, быть по разному обеспечены факторами производства, что, в свою очередь, позволяет объяснить значительную часть отличий в уровне дохода на душу населения между странами. Соответственно, многие люди были убеждены в том, что нищета в бедных странах главным образом является следствием перенаселенности, иначе говоря, низкого соотношения земли и других природных ресурсов и населения.

НЕОЖИДАННЫЕ ФАКТЫ О ПЛОТНОСТИ НАСЕЛЕНИЯ

Давайте теперь переключим внимание с изменений соотношения земля/труд вследствие миграции на пространственные данные, характеризующие соотношение между землей и трудом на определенный момент времени. В идеале следовало бы иметь подходящий индекс обеспеченности каждой страны при родными ресурсами. Такой индекс должен быть скорректирован с учетом изменения мировых цен таким образом, чтобы значение индекса ресурсов страны изменялось при снижении или повышении цен ресурсов, которыми она относительно хорошо обеспечена.Не располагая таким индексом, мы вынуждены здесь исследовать плотность населения. К счастью, число стран, для которых у нас имеются данные по величине населения и площади территории, настолько велико, что одной лишь плотности населения будет достаточно для выяснения интересующих нас вопросов.



Яндекс.Метрика